Александр горлов на знакомой скамье не встречаю я больше рассвета

Скачать На знакомой скамье не встречаю я больше рассвет Крёстные отцы mp3 в качестве Кбит

«Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, – писал он летом года, – в России .. Ника вспомнил волшебную приподнятость ночи, рассвет и свое Ему представилось, что больше всего хотел бы он когда-нибудь еще раз Александр и Николай Александровичи Громеко были профессора химии. Чтобы скачать песню На знакомой скамье не встречаю я больше рассвет Крёстные отцы, нажмите на значок "Скачать MP3" выше, и начнется загрузка. Скачать Александр Горлов На знакомой spanglers.info3, Загрузил: Сергей Зайцев, Главная» на знакомой скамье не встречаю я больше рассвета.

Проснулась на рассвете от ощущения счастья… и пыталась удержать в сознании, в памяти аромат ощущений… слова… прикосновения… но они расползались, рассеивались, как туман, оставляя только древо памяти, как разобранную после Рождества елку. Две розовые сойки сидели в кустах сирени и с болезненным женским любопытством заглядывали в наше окно. Пошли гулять в лес.

Андрей сказал, что через неделю уезжает в Крым, на Золотой берег — отдыхать. Приедет к открытию сезона. Идем тропинкой, вдруг он останавливается у березы, закрывает глаза и говорит, жестикулируя руками: Вот у этой березы мы так целовались… У нее такая фигура!

Я ей чистил белые туфли молоком. У меня от такого поворота набухли глаза от слез, я сорвала тростинку и стала нервно ее жевать. Что с глазками, ты нервничаешь? Да, думаю, не переставая жевать тростинку, интересное свойство у моего… тут мысль прервалась, сделала пропуск и продолжила — свойство жалить и причинять боль. Совсем не в ответ на эту причиненную боль я заметила: Через неделю на Петровке в квартире родителей я помогала ему собирать чемодан на юг.

Квартира опять изумила меня — немосковским стилем, изобилием безделушек, фигурок, статуэток, коллекционных тарелок на стене. И конечно, я с уважением смотрела на рояль, который подарил Дунаевский отцу Андрея Александру Семеновичу Менакеру. Это был год. Для меня это действительно был мир новый. Включив кран в кухне, чтобы текла вода, Андрюша складывал вещи, постоянно спрашивая меня: Я была спокойна — он едет вместе со.

Вышли на улицу, он поймал такси, поцеловались. Через несколько дней я слушала пластинки в исполнении Шарля Азнавура. Сосед по квартире, Балбес, то и дело трубил мне: Поздравляем… поздравляем… поздравляем… Чмок, чмок… чмок… При-и-иве-ет! Ну и цвет волос! Мы работали… Не подходите к Аросевой… Купим шампанского? Все в зал, все в зал! Это открытие сезона в Театре сатиры называется Иудин день.

Нарядная масса перемещается в зрительный зал. Худрук Чек и несколько его фаворитов во главе с директором — на сцене. Вступительная речь Чека что-то вроде: Для меня это первое открытие сезона, и я все воспринимаю трепетно и серьезно. Кручу головой вокруг… Андрей! Прошел мимо меня, небрежно поздоровался, глядя поверх головы. Меня внимательно рассматривала артистка — маленькая, с пышной головкой и правильными чертами лица.

Она не была на гастролях — кормила ребенка грудью. И тут я услышала доносящийся из кучки артисток вопрос этой Инженю: Я поняла, что тут не без амурных дел с Андрюшей. Но и представить себе тогда не могла, сколько больших неприятностей устроит мне эта маленькая женщина. Дон Жуана — главную роль — репетировал Андрей, Миранду — хорошенькая фаворитка Чека.

Почти каждый день мы встречались в БРЗ — большом репетиционном зале. Он делал вид, что не замечает меня, а я не замечала. Иногда в голову закрадывались дезертирские мысли: Но внутри какой-то тенор пел — нет! Этого не может быть! Это все — Шарль Азнавур!

Закончил и повернул лицо в мою сторону — как я реагирую? Я сидела с широко открытыми глазами и с комом в горле. Худрук изрек несколько слов похвалы в его адрес… провел рукой по лысине — излюбленный жест — и удалился в буфет. В этот день я летала.

  • Скачать На знакомой скамье не встречаю я больше рассвета исполняет Мануйлов Николайй.MP3
  • Скачать На знакомой скамье не встречаю я больше рассвета исполняет Мануйлов Николайй.MP3
  • Все песни На Знакомой Скамье скачать mp3

Я возвращалась домой из театра пешком, шла подпрыгивающей походкой по Садовому кольцу и улыбалась таинственным мыслям… Я знала — этот поэтический выплеск был для меня!

Сколько же ему пришлось выучить стихов, чтобы меня сразить, поразить, чтобы я кусала себе локти, прозрев наконец, какую невиданную птицу я променяла на какого-то там Витьку. Она была москвичкой в первом поколении. Ее дедушка и бабушка — Иван да Марья Фирсовы — род свой вели из Тамбовской губернии, деревни Старое Березово, неподалеку от бойкого торгового села Сасово. Видать, что характер дерзкий, своенравный и энергичный. Справа стоит Иван — муж Марьи, тяжелый взгляд исподлобья. Обстоятельный, с выдержкой, но не приведи Господь вывести его из себя — излупит как сидорову козу и бровью не поведет.

Слева — две дочери, хотя их три: Две дочери в платьях с бантами, оборками, воланами. Иван да Марья сколотили капитал, и три сестры в Москву! Анна, старшая, вернулась в Тамбовскую губернию, учительствовала в Сасове до 85 лет и выучила не одно поколение детей.

Мария и Елизавета остались в Москве. Елизавета Ивановна Фирсова на м году жизни встретила по тем временам поздновато Владимира Николаевича Миронова. Это было в году. Владимиру Николаевичу исполнилось 22 года. Разница — четыре года, но в эту маленькую разницу уже просунул свой нос — с его стороны — комплекс матери, с ее — комплекс власти. Как говорит статистика, эта история может повторяться тридцать семь поколений.

И глаза — чуть навыкате — сообщали миру о неполадках со щитовидной железой, которой занимается наука эндокринология. А гипофиз, щитовидная железа, кишечник и половые органы связаны между собой, а главная связь и прямая — гипофиз и половые органы. Поэтому главный девиз эндокринологов XX века: Родом он был из мещанской небогатой семьи, детей много, приходилось подчас туго.

Как же он влюбился в Елизавету Ивановну! Ухаживал за ней с выдумкой, был остроумным и очень веселым, но… в коротких штанах.

Первые длинные брюки перешили из дедушкиных. Владимир Николаевич был выше дедушки, брюки оказались коротки, и жениху приходилось опускать их намного ниже пупа, что не помешало ему пронзить сердце Елизаветы Ивановны — гордой и стройной учительницы.

Елизавета Ивановна была неглупа и с хваткой и смотрела своими красивыми глазами не на отсутствие брюк, а на присутствие крепкого молодого парня с очень богатой головой на плечах.

Жена вдохновляла своего молодого мужа на подвиги — он в очень короткое время овладел тайнами финансовых операций и всеми сложностями профессии товароведа. Гнездо вилось на Земляном Валу, в небольшом флигеле недалеко от Таганки. В доме появились дорогие вещи и знаменитые люди. Серебро марки Фаберже, красивые люстры, мебель красного дерева соседствовали с лубочным стилем, вывезенным из Тамбовской губернии, и придавали дому особое очарование.

На Знакомой Скамье Неизвестный исполнитель

Родился первенец — сын Николай. Прошло десять счастливых лет. В доме Мироновых появились две кухарки — черная и белая, дедушкины перешитые штаны заменили дорогие сюртуки, шубы… Елизавета Ивановна в бежевом, из тонкого шерстяного сукна костюме, с соболями, в маленькой собольей шапочке, в лайковых перчатках более темного оттенка, в драгоценностях выезжала в коляске и осторожно спускалась с подножки… Она ждала второго ребенка. По случаю рождения Маруси так ее звали дома и все близкие был устроен прием, на Святки приехало много гостей, стол ломился от угощений, упивались шампанским на рябиновой… Владимир Николаевич пел и даже, несмотря на свою полноту, плясал.

Но рождение Маруси принесло с собой горе. Через два месяца на одиннадцатом году жизни умер Коля от дифтерита. Ах, какой это был мальчик! Знал в десять лет три языка, рисовал, занимался музыкой. В матроске и матросской шапочке с лентами был похож на цесаревича Алексея, как говорила Елизавета Ивановна. Потрясение от потери сына длилось годы, принимая различные психологические формы.

У бедной матери в 37 лет стала трястись голова, она с повышенной болезненностью стала дрожать над единственной Марусей, панически боялась всех болезней и постоянно заставляла маленькую девочку полоскать горло чистым керосином. Марусю для оздоровления летом вывозили в Крым. На одной из фотографий стоит в белом платье и белой шляпе крупная Елизавета Ивановна — в горах.

А посредине — маленькая девочка в пышненьком беленьком платьице, с крепкими толстенькими ножками и недетским, очень собранным выражением лица. Маленькая ручка легла на утес. Ощущение от этой ручки такое мощное, что утес вот-вот двинется в пропасть. А эти поездки летом в Тамбовскую губернию — к тете и бабушке! Бабушка к тому времени овдовела и жила со своей дочкой Анной Ивановной. Ей было лет — целы все зубы и почти не было седых волос. Умерла она через несколько лет — оступилась, когда спускалась в погреб за солеными огурцами, и сломала позвоночник.

До последних дней она работала в огороде — копала землю, рыхлила, полола, и все сама делала по дому. Вот они, выпученные глаза, какую дают жизненную энергию. Марусю привозили каждый год к тете Ане — к земле, к первозданной природе, к самобытным людям. Вкусы, привычки, свойства ума сформировались здесь, на земле, с простыми и мудрыми людьми. Деревня обдавала новыми запахами — запахом свежего хлеба, который пекли на поду на капустных листьях, запахом топленого молока, запахом зарослей конопли.

Из конопли делали масло и в пост перед Пасхой поливали овсяный кисель. Запах кузни, где ковали лошадей, запах ромашек, которые скрывали маленькую Марусю с головой. Старики с огромными бородами прикладывали весной землю к щеке и говорили: И помнила Маша раннее утро, когда запрягали лошадей, чтобы ехать в поле на покос или жатву.

Набегавшись, пила кислый квас и засыпала около копны пшеницы или гречихи. Уж с этими запахами ничто не могло сравниться! Потом, у нее на даче, в коробе, в мешке, обнаружу запас черных сухарей и со смехом спрошу: И у меня сдавит горло оттого, что из нее в эту минуту выглянет маленькая девочка — Маруся, которая, набегавшись, пила кислый квас из черного хлеба и засыпала около копны гречихи или пшеницы.

Был год, когда Алексея Борисовича избрали в почетные члены Академии наук.

Александр Волвенкин На знакомой скамье - Скачать mp3 бесплатно

Лобанов-Ростовский уже перешагнул полувековой рубеж жизни, оставаясь мужчиной статным, внешне очень приятным и моложавым, в столице его считали еще завидным женихом, но мадам Буркинэ не была им забыта, а потому матримониальных планов у него не возникало, о чем он сам говорил намеками: День подписания Сан-Стефанского мира и поныне остается для Болгарии национальным праздником, но русскому послу праздновать было некогда.

Хотя на Берлинском конгрессе Европа завистливо свела на нет выгодные условия мира с турками, Алексей Борисович все-таки настоял перед Абдул-Гамидом, чтобы его войска оставили Батум и крепости в Болгарии, султан обещал оплатить России военные издержки в сумме одного миллиарда рублей.

Лобанов-Ростовский получил чин действительного тайного советника, и сам понимал, что выше этого ему уже не подняться. Это был кризис, неизвестно когда возникший, и никто не знал, когда он закончится.

На венском вокзале князя встречала племянница, жена австрийского графа Околичиани, бывшего послом в Петербурге. Он не успел распаковать багаж в Берлине, когда стало известно, что умер министр иностранных дел Гире, князю указали срочно выехать в Петербург, чтобы заменить покойного в его кресле.

Он появился в министерстве, внушая чиновникам: Не верю в это! Следует признавать важность не только сего дня, но и всей политики прошлого. Разве можно понять намерения Ли Хун-чжана, не учитывая многовековой опыт китайской дипломатии?

Политики, не знающие истории стран, в которых они аккредитованы на благо своего отечества, это уже не дипломаты, а лишь жалкие слепые котята Китай он помянул неспроста. Выиграв войну с Китаем, самураи предъявили Пекину такие кабальные условия мира, что Петербург решил вмешаться.

Лобанов-Ростовский привлек Францию с Германией для совместного демарша, чтобы принудить японцев умерить свои аппетиты. Это был первый успех Лобанова-Ростовского на поприще министра. При этом немецкие дипломаты намекали ему о праве России на владение турецкими проливами. Но Лобанов-Ростовский отвергал эти намеки.

Как раз в это время шла прокладка Сибирской железной дороги, которая должна описывать большую дугу вдоль течения Амура, и министр финансов С. В таком вопросе не стоит скупиться перед Ли Хун-чжаном, ибо рельсы и шпалы обойдутся нашей казне намного дороже Племянница Ольга Околичиани встретила дядю на вокзале.

Не в мои годы влачить этот крест, с утра думал о Марокко, где необходим русский консул, а вечерами Кстати, Оленька, мне хотелось бы видеть римского посла Нигра. Из Вены мне предстоит визит в Лондон, где я не жду ничего хорошего. Об этом же просила и его племянница Ольга: Мне что-то неспокойно за вас Алексей Борисович тоже вышел из вагона.

Но сразу почувствовал себя дурно и присел на землю, прогретую солнцем. Император обернулся на окрик, махнул рукой: Поезд пошел быстрее, чтобы ускорить прибытие в Киев, но, не доехав до Киева, князь Алексей Борисович скончался. Авторское послесловие я считаю необходимым Но остались после него книги. Одни, написанные на французском, не переводились на русский, а русские книги никогда не переиздавались. Между тем без них в нашей истории скучно Мечта Алексея Борисовича исполнилась посмертно: Много лет нас ограничивали знанием дедушки Льва Толстого или бабушки Александра Пушкина, а дальше не пускали, как не пускают детей в таинственные чащобы древнего леса.

Конечно, у нас еще слишком велика сила ложных традиций! Но, Боже, сколько оплеух он получил от ученых именно за то, что поломал закоснелые каноны официальной науки.

С обидной горечью Георгий Шторм писал по этому поводу: Но с началом гласности пришла пора углубляться далее Только познав отдаленных и побочных предков поэта, лучше понимаешь и самого поэта А разве у нас не было прабабок или прапрапрадедушек?

Зная прошлое своих предков, мы не можем не любить России, не можем не понимать ее исторических задач, не можем не болеть сердцем ее нуждами и ее страданиями Тепло русской печки Насколько помнится, о мастерстве печника в русской литературе писал только Сергеев-Ценский Куда подевалась забытая терминология, близкая нашим предкам: Мы, русские, по сути дела, выросли от печки, мы танцевали от.

Она давала в доме здоровье, готовила еду, согревала лежанку, пекла хлебы, а вкус топленого молока всем памятен.

За печкой укрывались от женихов стыдливые невесты, за ней наши предки таили то, что надо было спрятать. Наконец, моя бабушка Василиса Минаевна Каренина рассказывала, что в их деревне парились в печках, как в бане, даже лучше Из печной идеи мы, русские, выжали буквально все, что. Но, к великому прискорбию, 95 процентов тепла вылетало в трубу.

Теперь мы хорошо знаем цену леса. Мы не имеем права отапливать улицу, транжиря деревья на дровишки, и потому я не призываю читателя ломать радиатор парового отопления, чтобы украсить комнаты каминами И все-таки разговор пойдет именно о печках!

Дмитрий Емельянович родился в году в приволжском селе Городище. Семья была крестьянская, но жила в достатке под надзором деда, потомственного печника, который смолоду промышлял по Руси торговлей в розницу. Дед был уже стар. Но в Ярославль хаживал только пешком, хотя на конюшне Гнусиных стояли лошади. Отшагивал туда верст да еще верст обратно.

Всыпав всем как следует, доставал из торбы гостинцы и тогда спрашивал: Подобно царю, берегущему свой престол от посягательств, дед никого на печку не пускал. Внуков же своих прогонял с нее по лавкам со словами: Поживите с мое, а потом уж и грейтесь. Дед ведал многими тайнами этого древнейшего ремесла. Коли уж невзлюбит кого, тому и отомстит.

Бывало, сложит врагу такую печку, что она, никого не грея, только дрова пожирала, а по ночам свистела и даже вздыхала протяжно, подражая повадкам домового. Отец сам не раз кричал Василию: Ребенку было трудно месить сырую глину, таскать кирпичи по этажам, но отец жалости к нему не ведал. Правда, мать вступилась было за свое чадо: Мальчик ударился в рев, но тут же получил от мастера Василия хорошую взбучку: Внутри голландских печей открылся целый мир, доселе неизвестный.

Там переплетались такие сложные лабиринты, каким позавидовал бы и сам Минотавр. Иногда обороты дымоходов были столь интересны, словно он попал в волшебный замок. Россия согревалась от печей различных: Заметив, что в сыне проснулся профессиональный интерес, отец сказал: Отец удивился, когда сын, сложив печь, устроил ее обороты сам, но каким-то необычным способом, новым. Митя сказал, что печку сломать и дурак.

Артель Емельяна Гнусина держала подряды, обслуживая печное хозяйство Кремля, она ведала сложным отоплением московских театров, печи Гнусиных обогревали гостиницы и постоялые дворы, было много частных заказов. Наладка дымоходов всегда нарушает замыслы архитектора, конфликты зодчего с печниками неизбежны, и потому Митеньке с детства довелось общаться с архитекторами. Это был Федор Рихтер, ближайший приятель живописца А.

Гнусин получил первые зачатки культуры, они привили ему золотое правило: Отец сделал его мастером, главою артели. В возрасте тринадцати лет мальчик стал для всех Дмитрием Емельянычем. Хотя в семье Гнусиных нужды и не знали, но тятенька был скуповат, а на голландскую печь в своем доме он даже злился: Пятнадцать копеек в день прожирает Это случилось в году, а вскоре отец заставил сына жениться.

Дед, осевший в деревне на Волге, прожил мафусаиловы веки, но сын его, Емельян Гнусин, умер еще молодым осенью года Дмитрий Емельянович стал хозяином артели! На богатых поминках он нарочно подсел к архитекторам Тону и Рихтеру, ознакомил их с чертежами своей переносной печурки: Сами понимаете, сколь выгодна такая печурка для бедного человека.

Изобретать печки умеешь, а чертить не сподобился. Давай сюда шпаргалку. Близилось окончание работ по созданию Большого Кремлевского дворца, который уже начали протапливать.

За голову царя, больную от угара, и мне голову намылят. Да и тебе на орехи достанется Печи и дымоходы в Кремле налаживал еще покойный батюшка, а сын был уверен в качестве отцовской работы: Но за вентиляцию не ручаюсь, если из кухонь по всем палатам чад разойдется. Новый дворец уже осваивали полсотни поваров и легион челяди, наехавшие из Петербурга.

К счастью, они оказались ребятами покладистыми, старались не нарушать режима топки гигантских кухонных очагов. Однако чад от приготовления пищи все-таки поднялся по клеткам лестниц, заполняя парадные комнаты, и тогда барон Лев Боде, будучи президентом дворцовой конторы, сказал Гнусину, что он его А теперь вы его и вешайте!

Он на Ваганьковском от трудов праведных отдыхает. Беды начались, когда нагрянул сам император с такой свитой, что кухни дворца работали с утра до ночи, не в силах прокормить всю эту ораву камергеров, шталмейстеров, статс-дам и фрейлин.

Гнусин наладил вентиляцию, чтобы устранить чад, но он ничего не мог поделать с артелью истопников на кухнях. На каждую плиту таперича в един день по сажени дров вылетает. В один из дней жене Дмитрия Емельяновича срочно понадобились кружева и ленты, и он взялся сопровождать ее по лавкам торговых рядов. Неожиданно с улицы донесло перезвоны пожарных колесниц, в публике заговорили: По работе пожарных он точно определил, что огонь возник в трубах, упрятанных в стенах здания. Во Владимирском зале он застал Тона и Рихтера, здесь же метался и растерянный барон Боде.

Так что теперь делать? Старик Тон первым взялся за лом, набежали рабочие, огонь был залит водою, и тут явился император. Боде, чтобы оправдаться, стал орать на Гнусина Тон с Рихтером были рады, что так обошлось. Но предупредили Гнусина, чтоб ночевал в Кремле, на всякий случай советовали взять из чертежной мастерской планы дымоходов.

Дмитрий Емельянович с чертежами в руках доказывал императору, что виноваты повара, которые в кухонных плитах разводят пламя, как в доменных печах: Вскоре Гнусин получил патент на свои переносные печи, ставшие модной новинкой. Одну из таких печей он экспонировал на промышленной выставке. Архитектор Матвей Юрьевич Левестам начал расспрашивать, как она делается и как топится Слава о гнусинских печах дошла до Петербурга, многие церкви, гимназии, приюты и лазареты пожелали иметь дешевое отопление.

Все песни На Знакомой Скамье скачать mp3

Дмитрий Емельянович частенько ездил в столицу и зимою, сидя в нетопленом вагоне, коченел от холода, хотя был в шубе и в валенках. Однажды ему встретился на вокзале инженер-генерал Крафт, бывший в ту пору начальником Николаевской железной дороги. Неужто, как и мы, трясутся от холода? Вернувшись в Москву, мастер узнал от жены, что в его отсутствие мастерскую усердно посещал архитектор Левестам.

Все печами твоими интересовался. Но жена скоро известила мужа, что стоит ему выйти за порог дома, как является Левестам. Ежели шашни какие примечу, так я тебя Дмитрий Емельянович уже не находил покоя: А ежели рельсы в Сибирь протянут, тогда как?

До Иркутска всякая живая душа сосулькой станет Скоро отопление вагонов достигло такого совершенства, что перед отходом поезда пассажиров спрашивали: Ведь чугунка-то не телега, с нее не соскочишь. Случись пожар на полном ходу, так кудыть прыгать-то с багажами своими? Сожгут нас на полной скорости и ведь, заметь, денег за билет никогда не отдадут.

Вернувшись в Москву, Гнусин жену ревновал: Дмитрий Емельянович поспешил к юристам, но они печника едва выслушали: Левестам наладил массовый выпуск печей, поставив дело на широкую ногу, доходы из кошелька Гнусина быстро переместились в элегантное портмоне дипломированного плагиатора. Скоро ударила судьба-злодейка и с другой стороны: Дмитрий Емельянович обратился с жалобой в Московский сенат: Министерство путей сообщения поинтересовалось: На это Дмитрий Емельянович не решился Я пришел в отчаяние и спрашивал себя: Он искал ответы на вопросы, казалось бы, несовместимые: Была как раз масленица, и его ждали, чтобы ехать на тройках с бубенцами под Новинское.

Дмитрий Емельянович сказал тогда жене: В квартире была ненормальная сухость воздуха, отчего цветы стояли почти без листьев.

Вернулась жена с гулянья, а дома беспорядок: Хоть меня пожалел. Что ты в печах понимать можешь?. Первый заказ на свои новые печи он получил от московского губернатора П. О лесе никто не думает, благо Сибирь еще топором не тронута, а когда хватятся, будут и щепкам радоваться. Вот и желаю я, чтобы там, где ныне топят сразу десять печей, осталась одна печь, греющая по-прежнему Его пригласили в городскую думу Москвы: Днем и ночью там пылают семнадцать печей и три камина.

Вот и скажите, что можно сделать для экономии? Дмитрий Емельянович приготовил расчеты: Хамовнические казармы получили его систему отопления. При мизерном жалованье он жил как Бог, беспощадно воруя казенные дрова и продавая их на сторону.

Недолго думая, весь мусор, какой был в здании, стал ежедневно сгребать в обороты кривых дымоходов. Хамовнические казармы наполнились угаром. Дмитрий Емельянович сразу догадался, в чем тут дело: Он велел трубочистам прочистить обороты, и к ногам свидетелей нагребли кучу всякого смрадного хлама, которую венчал старый сапог и большая дохлая крыса. Прошу составить протокол о зловредности умысла Гнусина завалили заказами на его паропневматические печи. Слава о них разошлась по стране после того, как Школе синодальных певчих 20 старых печей Гнусин заменил пятью новыми, вместо сажен дров здание прогревали лишь 20 саженями.

За это мастер получил триста рублей премии. Он отдал эти деньги жене: Лучше найми учителя, чтобы детишек французскому языку обучил Пришлось снова поездить по городам, где имелись юнкерские училища, детские приюты и богадельни эти небогатые заведения больше других нуждались в дешевом отоплении. Между тем дети подрастали, забот и расходов прибавилось, и однажды, глянув на стареющую жену, Дмитрий Емельянович впервые подумал, что все спешил куда-то, пора и оглядеться Вестимо, закат жизни уже виден, он неизбежен.

Вспомнился старый дед, лупивший его вожжами, вспомнился и мастер Василий да еще большие руки отца в гробу, розовые от сырой глины. Тон был уже очень стар, как и дед Гнусина когда-то. Статья была подкреплена словами академика Тона: При нашей бедности это успех, и успех значительный. При этом мы ведь еще не учитываем, сколько русских лесов сохранили мы в целости и сохранности благодаря этой экономии печей Время не стояло на месте, в столичных городах появилось водяное отопление, снова возникла газетная полемика, но Дмитрий Емельянович в нее не вмешивался, чтобы сторонники водяного отопления не заподозрили в его печах конкуренции.

Жена как-то встретила мужа в слезах: Там его барчуки печником зовут. Правда, дети не пошли по стопам отца. Известно, что старший сын печника Дмитрий Дмитриевич Гнусин стал одним из видных специалистов по созданию гаванских и портовых сооружений для нужд флота российского Теперь хотелось бы помечтать. Наверное, отказавшись от печек, мы еще не отыскали достойную им замену. Сами архитекторы признают непривлекательность батарей парового отопления, а медицина давно обеспокоена болезнями дыхательных путей.

Рядом с мусоропроводами пролегли бы дымоходные трубы, возникла бы неразрешимая проблема размещения дровяных сараев. Пассажирам в городском транспорте пришлось бы посторониться, если с передней площадки вошел бы измазанный сажей допотопный трубочист Но мне кажется, что хорошо было бы изобрести что-то новое в отоплении наших жилищ, чтобы снова обрести первобытную радость при виде пылающего огня.

Это пока лишь мечты. Однако будем внимательнее к мечтам фантазеров. Раньше об этом долго и стыдливо умалчивали, но и теперь, как видите, о страшной драме великого маэстро сообщают лишь в комментариях, которые, как правило, редко читают. Я не стану говорить о причинах развода Брюллова пусть читатель приучается САМ искать и находитьно история разрушения семьи Брюллова невольно заставила меня вспомнить, что был в Петербурге старый дворянский дом, в котором случилось нечто похожее Речь пойдет о семье Энгельгардтов.

Назвав эту фамилию, я невольно вспомнил и первую фразу, которой Лев Толстой открывает трагедию Анны Карениной: Без генеалогии истории быть не.

Генеалогическая канва Энгельгардтов соткана очень сложно, восходя к началу XV века, когда в Ливонии проживал рыцарь Юнгер, внук которого был увезен в Россию, где и сделался родоначальником смоленских дворян.

Лишь в XI родословном колене я нашел человека, которого искал: Найти этого Энгельгардта трудно, ибо он был погребен В том же родословии сказано, что с июня года ф.

Заодно я сверился с генеалогией Херасковой, установив, что знаменитому поэту М. Хераскову молодая жена Энгельгардта доводилась внучатой племянницей. Первый ребенок родился мертвым. После очень долгого перерыва, уже в возрасте почтенной матроны, Анна Романовна в году родила единственного сына, которого нарекли Валентином.

Миновала быстрая череда лет, Верочка уже готовилась объявить себя невестой графа Девиера, остальные девочки подрастали, сын Валя был еще ребенком, и тут Но то, что было возможно в библейском Содоме, о том даже не мыслилось в Санкт-Петербурге. Энгельгардт развратил свою вторую дочь Анну, которой к тому времени исполнилось 14 лет. Думаю, историческая справка не помешает. Она подробно расспросила обо всем дочь и пришла к убеждению, что та действовала почти бессознательно, под давлением враждебной нравственной силы Видеть тебя я не должна, а ты постарайся не попадаться мне на глаза Но женщина крутая, она решила не щадить репутацию мужа.

Но события в вашем доме столь необычные, что я, извините, вынужден сегодня же доложить о нем его императорскому величеству. Линия лба и носа императора составляла по-прежнему классическую прямую, но выпирающий живот царя, безжалостно распирая корсет и растягивая помочи, в общую линию уже не вписывался.

Он грозно сверкнул глазами-буркалами на Дубельта: Кто у тебя в Отделении по всяким семейным делам и делишкам? Да, опасения Салтыковой и всей знати, бывшей в родстве с Энгельгардтом, эти опасения легко объяснимы, читатель. Русский суд за грехи Лота с дочерьми карал безжалостно.

Энгельгардта судили в Петербурге при закрытых дверях, а полковник Станкевич, проводивший следствие по его делу, был вынужден пожить в имении Анны Романовны, которая со всем семейством укрылась от общества в глухомани провинции.

Не знаю, зачем ей это понадобилось, но свои показания она давала в комнате, которую заранее подготовила к этому мрачному судилищу, завесив окна непроницаемыми шторами, обив стены черным сукном.

Станкевич, жандарм дошлый, не придавал значения этому траурному интерьеру, со знанием дела выведывая нужное то от матери, то от дочери ее, которая от семьи была изолирована. Но, как это и бывает иногда в отношениях между следователем и свидетелем, полковник Станкевич и Анна Романовна даже подружились, и это немудрено, ибо жандармы Дубельта дураками никогда не были, а хозяйка дома славилась в обществе образованностью и большой начитанностью.

Анна Романовна вернулась в столицу, когда судьба ее мужа была решена, она же, мать, решила судьбу своей дочери, определив для ее прожития крохотную каморку в своем доме, дочь не имела права разговаривать с братом и сестрами, не должна была появляться перед матерью, и кормили ее отдельно.

С ним поступили ХУЖЕ. Вашего бывшего просто вычеркнули из числа жителей, населяющих нашу могучую империю, паспорт у него навечно изъят, он лишен всяческих прав, а вскоре будет объявлено о его смерти официально.

Третье Отделение на все способно Из канцелярии Дворянского собрания Анне Романовне доставили документы, узаконивающие ее вдовье положение, при этом она получила на руки и свидетельство о погребении титулярного советника Федора Энгельгардта в какой-то захудалой деревеньке под Вологдой.

Обижаться на свою судьбу он не может, поскольку в противном случае будет сразу осужден по закону, и считать тогда ему столбы на Сибирском тракте Что тогда, милый полковник? Нет, читатель, мать не изгнала повинную дочь, но, проживая с нею в одном доме, она никогда не видела ее а дочь, запуганная, боялась показаться матери. Единственное, чего не позволяла ей мать, так это взывать о жалости к сестре. Хотя, чувствую, что не место ей и под одной крышей со. Господи, хоть бы нашелся какой-либо захудалый женишок, чтобы сделал ей предложение