Письмо незнакомке или хорошей знакомой

Стефан Цвейг, Письмо незнакомки (сборник) – читать онлайн полностью – ЛитРес, страница 5

На романе Андре Моруа «Письма незнакомке» некогда был поставлен штамп Мы как бы прогуливаемся по знакомой местности, оживляя свои .. Книга очень хорошая, когда-то читала, а теперь времени маловато, приходится. В печати появились два-три моих письма, и я, как ожидал, стал получать от И самый терпеливый из людей пребудет верным незнакомке лишь при .. Для этого разработана целая тактика, и вам она знакома лучше, нежели мне . . с хорошей специальностью ценятся несравненно больше, чем приданое, . кто-то там, в непонятной, но уже знакомой тебе оболочке пространства, тоже смотрит .. Спокойно и хорошо ли тебе в этих объятиях, моя хорошая? Письмо незнакомке с С НЛП-прогрузом - Красивые слова девушке в письме.

Оно обозначает опасную разновидность людского рода: Чудесное название, но книгу с таким названием написать нелегко". Ведь в белизне уйма оттенков. Счастье, как и весна, каждый день меняет свой облик. Пока близкие нам люди живы, мы обращаемся с ними неровно - то со вниманием, то с невольным раздражением. Мы любим их, но их недостатки нам надоедают и нередко затрудняют жизнь.

У нас есть свои прихоти и желания, и, если нам становится очевидно, что они идут вразрез с желаниями тех, кто нас любит, мы вступаем в сделку со своей совестью. К тому же я заглажу эту пустяковую обиду, высказав в другой раз побольше нежности". Строя подобные расчеты, мы упускаем из виду смерть.

Но она является в свой срок, и уже ничего не исправить. Тогда-то и наступает время раскаяния. Смерть заставляет нас забыть слабости тех, кто ушел навсегда, оставив нам только запоздалые сожаления Не будем же отказывать живым в той нежности, которую, терзаясь угрызениями совести, тщетно предложим тени.

В любви мужчина стремится не к войне, а к миру. Блаженны нежные и кроткие женщины, их будут любить сильнее.

Так уж созданы многие представители рода человеческого, что они легко привыкают быть любимыми и не слишком дорожат чувством, в котором чересчур уверены. Важно лишь то, чтобы у нас хватило терпения дождаться того момента, когда сердце будет выпрыгивать из груди, губы будут повторять любимое имя, мозг как часы будет совершать обратный отсчет, как при взлете космического корабля.

Корабля, который поднимет нас на белое, мягкое, пушистое облако счастья, где мы будем болтать, свесив ноги вниз Вчера вечером я долго стоял на набережной. Мне так хотелось, чтобы ты была рядом, чтобы ты видела то, что вижу я, чтобы я мог обнять тебя, сказать, что скучал, встретить с тобой рассвет Я закрыл глаза, и на миг показалось, что ты рядом, что я обнимаю тебя, целую твои волосы, вижу отражение красных волн, тонкой дорожки последнего солнечного света в твоих глазах И знал, что через пару часов на берегу Невы ты сможешь увидеть то же.

Тот же закат, то же солнце, которому так и хотелось сказать: Поцелуй ее от меня своими красными, нежными лучиками заката" Смотрю вдаль и снова набираю до боли знакомый номер, каждый раз надеясь, что связь не подведет, что мне не придется звонить в никуда Когда ты поднимаешься рано утром, когда едешь в метро, когда скучаешь, когда возвращаешься домой, когда ложишься в холодную постель, знай, что я.

Я всегда с тобой!. ОБРЕТИ РАДОСТЬ Наша жизнь идет в этом радостном мире, словно могучая река следует извивам берегов, проходит сквозь пороги и запруды, где быстрая, где медленная, где глубокая, где мелкая, но какая бы она ни была, она открывает щедрой рукой перед каждым огромное богатство возможностей радоваться, быть в радости, наполнить радостью всю свою жизнь и каждый ее шаг.

Но не все видят эти сияющие возможности. У кого-то хватает сил на то, чтобы отвернутся от чистоты и счастья происходящей с ним жизни, от живительного океана радости, плещущего у его ног и предаться унынию, скорби и безрадостности со всей решимостью отчаявшегося человека. Мир вам, о люди, но жизнь никогда не отворачивается ни от кого, и пока вы живы - океан радости у ваших ног. Позвольте себе ступить в него, омочить ноги сверкающей чистотой, побыть в детстве хотя бы мгновенье - и жизнь ваша заблистает новыми красками.

Невидимые, но прочные цепи удерживают человека, попавшего в их плен и не дают переступить черту, ставшую запретной. В глазах таких людей хоть немного, но прячется, таится невысказанная мечта о радостной, счастливой, свободной жизни.

А разве мы не свободные люди? Да, человек свободен, и свобода его простирается так далеко, что свободен он даже в выборе своего рабства. Какой же человек откажется от парения на крыльях радости в чистой голубизне потока жизни, от солнечного света творческого труда, дарящего ласку и щедрость, и уйдет в холодную пещеру тревог и сомнений, печалей и невысказанной жажды настоящей жизни? О, те, кто волей случая или судьбы оказался в этой пещере забвения, куда лишь отдаленно долетают трели соловья и детский смех, где тишина таит скрытые шорохи!

Вы сами пришли сюда и сами же можете отсюда выйти. Вы пришли сюда, потому что хотели убежать от свежего ветра жизненных обстоятельств, расправляющих крылья самостоятельных поступков, вызывающих в сердце мужество и очищающих нас от всего искусственного и уже отжившего. Вы сможете, сможете выйти отсюда всегда, как только поймете, что ждать больше не.

Жар сердца никогда не угаснет. Ваше сердце - вот лучший проводник. Ваше мужество - вот лучший посох. Ваше творчество - тот чудесный мост, по которому проходит человек над пропастью лжи и страхов, насилия и рабства.

Письма от знакомой незнакомки

Понимает человек, что эти пропасти - не место для него, что эти цепи - неестественны и, бывает, грустит по детству, "безвозвратно ушедшему" по его же словам. И старается освободится - да не знает как, и отворачивает свои взоры от них, тяжелых, и почти всегда старается, хотя бы на время, забыть о. Он сам выбирает для себя путь забвения. Чувствуя внутреннюю неудовлетворенность, он обращается к музыке. Да, музыка - живительная сила, но его внутренняя музыка уже не слышна из-за грохота обид и грубых ритмов эгоистичных мыслей, прорывающихся в его жизнь, а главное, время музыки проходит, и снова - жизнь и неудовлетворенность ею.

Кто-то пытается утонуть в работе. Он так организует свое время, что почти не остается времени для того, чтобы остановится, почувствовать природу и услышать, хотя бы краешком уха, неразборчивый уже шепот совести. Но приходит время испытаний, и человек, оказавшийся на больничной койке, начинает понимать безуспешность его попыток забыть о цепях, сковывающих его, о своем детстве, тихой и печальной мелодией ушедшей радости трогающем его сердце.

Разнообразны пути забвения, но не о них здесь речь, не о. Путь к утерянной радости совсем в другой стороне. Повернуться к своим цепям лицом и пройти к месту, где прибиты они к скалам небытия гвоздями наших же ошибок - вот этот путь.

Возможно, но каждый шаг по нему отмечен наградой. Шаг - и человек чувствует, как потрескавшись, спадает ржа с какой-нибудь затаенной струнки его души и она звучит, поет, наполняя новыми чувствами его мир. Шаг - и слышен, рвется из груди радостный смех - пусть только на мгновенье он вырвался - но человек чувствует: Какая награда сравнится с самой небольшой находкой на таком пути?

Нет такой награды и никогда не. О, решивший стать на этот путь! Ты отказался от главной лжи в своей жизни. И, хоть это, может быть, и не очень приятно, попробуй понять - чего в жизни ты боишься? Свою старую маму поверь, здесь нет места шуткам, страх очень часто начинается с детства? Кому и в каких ситуациях ты лжешь? От кого ты зависишь? Может, от своего пятилетнего ребенка и это встречается в жизни?

И кого ты сам подчиняешь, меняя жизнь его и свою, и в какую сторону? Понявший это и отказавшийся ото лжи и страха, насилия и рабства в своей каждодневной жизни, и в своем трудовом дне, в минутах общения с ближним, - тот, чьи крылья наполнены свежим ветром радости, обретает жизнь и свободу.

Здесь как бы пустынно, но только не для нас с. Здесь есть мы, наши тела, наши мысли, наши чувства, наши мечты, наш мир с цветными картинками, с теплой лунной дорожкой по живому ясному морю, летевшему среди птиц свободы и счастья. Углубившись в это море, мы сливаем наши души воедино, не сводя с друг друга глаз не на миллисекунду.

Наше сплоченное чувство порождает поглощающую все несчастия силу. С этой могущественной силой мы с тобой пустимся в истинный полет к звездам, которые не умеют лгать, обижать, убивать. В полет через добрые и чистые терны.

В полет, какой вздумается нам с тобой, а не этим однотиповым существованием на этой Земле, иначе существование приберет и нас к рукам, как прибрало очень многих.

Изголодавшись по полнокровной жизни, мы нашли, наконец, друг друга и послали всех от нас и нашего мира в незначащее далеко, чтоб прекратили препятствовать сущему полету к согласию счастья и обитания в этом чужом мире, в котором мы имели ошибку родится, но родившись, не жалея об рождении. Обретя это согласие, нас швырнет в истинную жизнь. Не стойте на дороге из неба, не препятствуйте, не мешайте полету к подлинной жизни, отойдите, потому что раздавить мы все равно не сможем Вместе, воедино мы обрели дарование бороться, верить и беречь все, что нам дорого и что нами любимо.

Мы будем искать настоящую жизнь, и бороться за наше счастье, за наше чувство, за наши мечты, за наш мир. Я и ты здесь вдвоем, и больше никого. Здесь нет места горю, быту, нечисти морали, грязи духа. Только я, только ты и наш мир, созданный на наших вере, силе, любви.

Отныне мы с тобой создаем наши жизни такими, какими хотим видеть.

Цитаты из книги «Письма незнакомке (сборник)» Андре Моруа, страница 48 – ЛитРес

Взявшись за руки, мы весь контроль отдадим Вселенной и в моей душе поселятся счастье и покой. Власть надо мной - это я. Я выбираю любовь и я выбираю тебя, я выбираю себя, и то, что я делаю. Мы отбросим с тобой все ограничения и обретем свободу быть.

Дадим свободу своим мыслям, своим действиям, своим сердцам.

Красивые письма для НЕЁ!

Наше сознание чисто и свободно. Наши деяния свободны, свободны мы. И мы не боимся, так как преданны друг другу, и преданны нашему миру. Между нами доверие, вера, да любовь. Чувствуешь, где-то упала капля? Нет, нет, нет, это не нетленные слезы мои, это летний солнечный дождик осыпает нас радостью бытия, оттого, что мы вместе, что мы любим, боремся и побеждаем.

Только через счастье и любовь я увидела, сколько места на этой земле для самовыражения и что всегда есть время для. Делай все, что ты хочешь и только то, что хочешь и когда хочешь. Наши самовыражения свободны и радостны.

Не останавливайся на достигнутом, с этого счастья порождай еще более счастливую жизнь. Помоги этому циничному и слабому миру, ты нужна ему, ты очень нужна. Я с тобой навсегда. Трогать их нежно рукою. Но счастье видеть Вас так непродолжительно. Вы отходите от окна, открываете дверь и спускаетесь по лестнице. Да, письмо уже ждет. Сейчас Вы сядете на диван и будете читать его, а я Вас сегодня так больше и не увижу.

Этой ночью она долго не могла заснуть. Но как это сделать, она так и не придумала. Нельзя сказать, что мужчины не обращали на нее внимания. Не однажды ей приходилось выслушивать комплименты от совершенно посторонних мужчин и, хотя в душе ей, конечно, было приятно, она ни разу не поддалась соблазну столь легким образом развить несерьезное знакомство, прекрасно понимая, что те же слова эти мужчины могут сказать через пять минут любой другой хорошенькой женщине.

С тех пор, как стали приходить письма, на улице, в транспорте, в магазинах, везде, где случалось ей бывать, она более внимательно присматривалась к мужчинам, которые, по ее мнению, обращали на нее внимание. Но сердце подсказывало ей, что среди них нет, во всяком случае, еще не попался ей на глаза, тот человек, которого она с каждым днем испытывала все большую потребность увидеть.

Что-то мне этой ночью не спится. Сижу у стола у открытого окна и думаю о Вас. Мне нравится, нет, я уверен, что эта звезда Ваша. С ней я и разговариваю.

Если Вы утром проснетесь рано и посмотрите на запад, то у самого горизонта увидите ее, уже убегающую в завтра, и, быть может, она еще успеет Вам поведать, о чем мы тут с ней всю ночь проговорили.

Ах, если б не только мысли наши были не ограничены ни пространством, ни временем! Если бы души наши могли хоть на краткое мгновение вырваться из плена наших тел.

Моя душа, непременно, сейчас же выпорхнула из меня и устремилась бы к этой звезде. Ведь Ваша душа должна, по крайней мере, ночевать там, если уж не быть постоянно. И были бы души наши этой ночью там, далеко-далеко, в безбрежном холодном космосе. И, мне кажется, им не было бы холодно. Я хотел сказать, что они взялись бы за руки и смотрели в глаза друг другу, но почему-то не уверен, есть ли у душ наших руки и.

Говорят, что души сливаются. Это даже еще. Тогда наши души сольются. И, боже, как это должно быть прекрасно! Но, почему о космосе говорят - безжизненный? Может быть, им даже там как же тесно, как нам на земле. А вот, где моя звезда, я не знаю. Смотрю на небо и не узнаю, не угадываю себя ни в одной из. Неужели кто-то, кто за это отвечает, должен же быть и над звездами начальник, как же без него, забыл зажечь мою звезду и поэтому мне в этой жизни так печально и одиноко.

Прошу Вас, посмотрите внимательно, может быть, Вам удастся угадать и увидеть. У нее появилось новое занятие смотреть на звездное небо. Но нет, как она не старалась, звезды не сказали ей.

Весь июнь шли дожди по два, три раза на день. Это стало уже всем надоедать. Люди ворчали и бранились на погоду. Впрочем, это такое дело, что на всех не угодишь. Стоит постоять солнечной погоде несколько дней, как непременно находятся граждане и гражданки, которым жарко и душно, которые ждут- не дождутся освежающего дождика и легкой прохлады.

А зарядит дождь на полдня — опять не так, опять плохо. Как ни странно, она на дожди этим летом не обижалась. Стоя у окна, она внимательно всматривалась в них, вначале вспоминая его второе письмо и, представляя, что вот сейчас и он так же стоит, наверное, у окна, смотрит на лужи, мокрые деревья и думает о. Через некоторое время она заметила, что дожди, и в самом деле, все разные: Бывают спокойные и страстные.

У каждого дождя был свой характер. Она так увлеклась этим занятием, что стоило первой капле стукнуть об оконное стекло: И с каждым разом ей становилось все интереснее и интереснее проверить себя: Но тут случилась беда. Их не было и день, и два, и неделю. Первые дни она не волновалась, просто была удивлена и потеряна. Жизнь стала казаться какой-то скучной и серой. Она ходила по комнатам из угла в угол без всякой цели, ничего не делалось, все валилось из рук. Она злилась на свою хандру, напридумала тысячу причин, почему бы у нее могло быть плохое настроение, и никак не хотела признаться себе, что это только потому, что нет писем, что она настолько привыкла к ним, что уже не может обходиться без них, что она уже не может жить той своей старой безмятежной жизнью, что мысли и чувства этого человека стали частью ее самое, что она уже давно полюбила.

Ей казалось это диким и невозможным, любить человека, не зная его имени, не видя его ни разу, не говоря с. А вот это было уже неправдой. В этом она себя обманывала. Ведь внутренне она постоянно общалась с ним, точнее с его мыслями, говорила с ними целыми днями, в чем-то советовалась, на что-то иногда даже сердилась. Сил бороться с собой уже не. И в этот же день пришло новое письмо.

Так уж случилось, что целую неделю я не мог писать Вам. Простите, бога ради, если огорчил Вас. Правильнее было бы сказать, что не мог отправить Вам письма, потому что ни на минуту не забывал о Вас, и мысль бежала за мыслью, все о Вас, слово ложилось за словом, все для Вас, но не было ни малейшей возможности записать их на бумаге.

Кругом были только раскаленные пески и огонь, который нужно было погасить. Люди не спали сутками и уже не стояли на ногах. Но нужно было работать. Все расслабились, стояли, лениво переговариваясь, вернее было бы сказать, цедя или роняя отдельные слова, потому что сил говорить уже не. И тут случилось страшное. Газ все- таки нашел себе какую-то щелку, вытек из труб и снова взрыв. Сразу никто и не понял, что случилось. Но в это мгновение мне показалось, что я услышал Ваш голос: Ком огня летел в мою сторону.

Я упал лицом на еще горячую землю и не мог понять, что же жжет сильнее, песок лицо и ладони или пламя спину. Но это был последний взрыв. Вы спасли меня, ненаглядная. Сейчас я уже дома, вошел и пишу Вам. Я столько дней не видел Вас. Я быстренько приведу себя в порядок. Сяду за стол и буду писать и писать Вам, пока во мне не останется ни одной невысказанной мысли. Нет, хоть одну-то я оставлю, оставлю непременно, чтобы именно с нее начать новое письмо.

Сразу обессилев, она опустилась на диван и долго сидела так и смотрела вникуда. Кто же этот человек, который так любит ее, почему ни разу за все это время он не подошел к ней, не заговорил с нею, не намекнул, хотя бы, в письме, где живет, кем работает. Как найти ей его? А что найти необходимо — уже нет никаких сомнений. Может он без рук, без ног? Да нет, как бы он тогда выполнял такую опасную работу. Неужели он не понимает, что для любящей женщины это чепуха, что любя, она даже не замечает этого, ведь, если по-настоящему любят, то любят не за нос, уши, глаза, а всего человека вцелом, его суть, его сущность, его душу.

Да, но как он может знать, что она любит его? Но, он же услышал. Теперь он непременно появится. И она не сможет не узнать, не угадать. После этого она немного успокоилась, взяла себя в руки и решила терпеливо ждать. А письма приходили и приходили все такие же добрые, нежные и ласковые. Писем было уже столько много, что они лежали на столе стопкой. Поскольку все они были без дат, чтобы не перепутать, она сама на каждом конверте поставила номер, и вечерами раскладывала их на столе и перечитывала одно за другим.

Однажды, возвращаясь с работы, она через прорезь в почтовом ящике увидела письмо и очень обрадовалась. Но достав обычный конверт, поняла, что это не от.

Письмо было от мужа. Она сразу узнала это по почерку. Зв все это время она ни разу не вспомнила о нем и была вдвойне раздосадована, что так ошиблась и что он опять напоминает о. Замуж она вышла едва ей исполнилось восемнадцать лет, просто потому, что он сделал ей официальное предложение при родителях и у нее, по сути еще девочки, не хватило ни смелости, ни решительности, как-то противится тому, чего ей совсем не хотелось, казалось стыдным отказаться раз уж дело приняло огласку и об этом через родителей узнали родственники и знакомые.

Все те три месяца до свадьбы она, словно бы, и не понимала, что происходит. Все приготовления к свадьбе ее будто бы и не касались. Она была, как во сне.

И только накануне, ночью, она проснулась, со всей очевидностью представив себе все то насилие, которое совершали с таким подъемом и радостью самые близкие ей люди над ее волей и судьбой. Всю ночь она проплакала.