Почему нет кока любви в игре целуй и знакомься

Помощь | Целуй и Знакомься | ВКонтакте

нет ни одного телефона, на который можно было позвонить своим И грампластинки можно играть, и даже радио есть. .. А то ведь высасывала Кока-Колу до сопения в картонном стакане. .. У нее была трогательная любовь с Женей Черепановым. Сначала они Знакомься, это Большой Будда. с незнакомцем и познакомиться или даже найти себе любовь абсолютно Беда в том, что для «Целуй и знакомься» нужны деньги, там необходимо Вами собеседниками без перебоев и дарить им все доступные в игре подарки, что случилось – то ли у него деньги кончились, то ли у него нет больше. любви родных и близких людей, и главное – долгих лет .. нет растерянности, паники и дез . Не успели отгреметь фейерверки в честь окончания Олимпийских игр в Лондоне .. Вот, знакомься. Этот стар .. из под кока колы. целуй. Мы пошли дальше и уго ворили инструктора покатать.

Так что вы думаете? Сказали, что не то имя. Весь день стоял и завернули. Да вон же он, сидит, курит… И почти вся очередь оборачивается на. Как Вий показал — вот. Очередь — это безымянные герои. Там все Мужчины и Женщины. В особо тяжелых случаях, двадцать седьмые или тридцать первые. Я знаю, почему так случается. Люди намеренно не хотят знать имена, потому что бояться привязаться друг к другу. Тогда уж точно получится не очередь, а сплошная кистень.

Хотя очередь, конечно, может проявить сочувствие и даже вникнуть в твою беду.

РОСТЯН УГАРАЕТ В ПРИЛОЖЕНИЯХ В ВК!ЦЕЛУЙ И ЗНАКОМЬСЯ!ПРИКОЛЫ

Она своей матери ребенка забросит и вернется. Но что самое страшное — в этот раз мне очередь такая попалась, что тема свинки и плохих детсадов не развилась даже между двумя тетями. Звери, один словом, звери… А потом паспортный стол открывают и все бросаются внутрь.

Там мест всего человек на десять, но все туда вперемешку — и третьи, и двадцать девятые и даже шестидесятые, которым вообще сегодня ничего не светит. Обязательно найдется женщина, которая будет громко шептать мужчине со списком: И хочется сразу ударить ее по лицу. Потому что ну разве так можно? Мы стоим перед тобой — пятьдесят человек, с открытой душой и сердцем, как на ладони, а ты вот так сразу! Я откровенно ненавижу эту женщину. Готова отомстить ей настолько, что даже не скажу, как неправильно у нее заполнена одна сточка в анкете.

Ни за что не скажу. А очередь мстит мне за то, что я седьмая. И ни за что не скажет, что печать стоит не в том месте. Хотя все всё видят, но у каждого свои мотивы, вы же понимаете… Сороковые напирают на дверь, давят массой тридцатых, а пятидесятые внимательно считают, сколько принимают за час и делят рабочее время паспортного стола на список.

А я мотаю круги вокруг кабинета. Я просто чувствую, что сейчас зайду, а там аудитория с кафедрой и скажут: И я умру сразу же, сразу же!!! И еще эта обстановка вокруг… Все сидят на подоконниках, на корточках, кто-то у кого-то что-то переписывает, повторяют, что говорить, если спросят про… Ощущение, что анкета — это шпора. А ты стоишь с паспортом, как с зачеткой… И тошнит, тошнит… И еще этот невыносимый вопрос: Война и мы все в оккупации.

А вокруг голод и мы пришли за хлебом. Выдают строго по списку — 50 граммов на человека. А хлеб из клея, естественно, и с опилками. Бледная женщина прислонилась к стенке — у нее дома двое детей, она разотрет этот хлеб в муку, добавит воды и сделает лепешки — так выходит.

Хотя на самом деле, у нее просто не приняли документы — не так поставлена дата. Господи, а ведь всего лишь паспорт! А он отвечает, что наши органы так выражают свое сочувствие, что мы их покидаем… Милиционер читает анкету внимательно. Иногда слегка улыбается — я знаю, это у них такой страшный психологический прием. Ты сразу думаешь, что он скажет: Это же невыносимо.

А он, наверное, улыбается и ждет, что ты сейчас не выдержишь и скажешь, что убила и съела человека в восемнадцать лет. А после тебя заходит сразу муж. Ты уже куришь на улице и щебечешь, как легко это. И люди хватают ее, дергают почти на части. А вокруг светит солнце и тебе уже в принципе все равно, сдаст подружка или нет… То есть муж. Конечно, лучше, если бы сдал. Но даже если не сдаст, то ты его будешь подбадривать всю дорогу. И пойдешь с ним на повторную пересдачу, чтобы поддержать.

А он выходит уже: И такое щастье сразу! И совсем нет мыслей, что можно взять и поехать вместе на море за границу. Хотя ради ведь этого сюда и пришли.

Совсем не думаешь, что теперь можно будет где-то купаться, загорать, пить сладкие коктейли. Потому что это и не важно.

Было такое... (fb2)

А море… Что море… Это. Очередь — это. У нас был классный час и все знали, что чем меньше на нем выступаешь, тем быстрее отпустят домой. Но я так никогда не считала. Потому что готовилась стать настоящим октябренком. Я готовилась отдать сердце Ленину, очень серьезно к этому относилась.

Поэтому подняла руку и сказала: Отлично помню ту рыбку. Мне все время казалось, что ей плохо здесь плавать, намного лучше будет у меня в комнате.

Я месяц разрабатывала план и выкрала ее во время тихого часа. Рыбка была красная и умерла по дороге домой. Наверное, слишком крепко я ее сжимала кулачком в кармане. Учительница посмотрела на меня внимательно и тут же поставила в пример всему классу. Вот, вот какой надо быть честной. Берите пример, будущие октябрята.

Бот для приложения Целуй и знакомься, Рабочий 100%

На следующий день в октябрята меня не приняли. Это случилось позже, когда через полгода на внеочередном собрании меня объявили позором класса. Меня и правда никуда не брали, я страдала жутко, потому что жизнь коллектива проходила мимо. Октябрята поставили вопрос ребром: Меня приняли и я довольно быстро пошла по карьерной лестнице. Просто все одноклассники уже целых полгода были октябрятами, а я только начинала. Им надоело, они расслабились, запустили общественную работу и стенгазета выходила не регулярно.

Я же взялась за дело рьяно. На классных собраниях торчала только моя рука, я готовила политминутки, клеймила двоечников и честно сдавала тех, кто не моет руки перед столовой. Меня мечтал побить весь класс. И видимо когда учительница поняла, что скоро я доберусь и до нее, то поручила руководить целой октябрятской звездочкой. Она правильно рассчитала, что теперь я брошу все силы на организаторскую работу.

Помните, в каждой звездочке был свой вожак, своя санитарка, дежурный по переменам он должен следить, чтобы никто не бегалмеханик и. Всего в классе было несколько звездочек и они дежурили по неделям.

Механиком обычно становился мальчик. Когда звездочка дежурила, то он всю неделю носил молоток и отвертку. Вроде как если парта сломается или доска покосится, то он ловко устранит неполадку. В моей звездочке санитаркой была Таня Петрова. Однажды во время дежурной недели она пришла без косынки и сумочки — забыла дома. А у санитарки просто обязана быть сумочка — белая из хлопчатобумажной ткани, с красным крестом. Внутри зеленка и бинт.

Если кто-нибудь из ребят поранится и станет истекать кровью, то санитарка обязана оказать первую помощь. И вот как-то Таня забыла сумочку дома… Я помню, что кричала: Таня ревела, а я трясла ее за октябрятский значок: Что, что мы будем делать?!?! Потому что октябрята сами должны справляться с трудностями. На следующий день Танина мама позвонила моей маме и извиняющимся тоном говорила, что Таня, конечно, была не права и ей даже всыпали за это дома, но можно Алеся будет чуть помягче… Бедная Таня… Еще каждая санитарка должна была проверять у всего класса руки перед столовой.

Когда была наша неделя, то Таня, как правило, оставалась без обеда. Потому что это только моя звездочка ходила даже в туалет строем. А весь остальной класс было трудно призвать к дисциплине. Когда начиналась большая перемена с обедом, то ребята нашего класса приходили в столовую не собранно, а сбредались медленно, минут пятнадцать.

Таня стояла у дверей, проверяла руки и видела, как я, дожевывая котлету, слежу за. Когда в столовую забегал наш двоечник Бутузов, давали звонок на урок и Таня оставалась без обеда. Конечно, я понимала, что каждый октябренок обязан правильно питаться и ситуация с Таней меня не устраивала.

Я понимала, что ей надо помочь. И поэтому на внеочередном классном собрании, которые во время дежурства нашей звездочки я устраивала каждый день, я клеймила позором неорганизованных ребят и показывала на Таню, которая была белая, как ее хлопчатобумажная сумка. И я считала, что это самый действенный метод.

Таню спасло то, что потом нас приняли в пионеры. Хотя на этот раз они уже точно знали, кто ни то чтобы не достоин, а кого ни в коем случае брать не. Но у нас был классный час и все знали, что чем меньше на нем выступаешь, тем быстрее отпустят домой. Потому что готовилась стать настоящим пионером. Я готовилась еще раз отдать сердце Ленину, очень серьезно к этому относилась. Поэтому подняла руку, а учительница внимательно посмотрела на нее, не заметила и сказала: Просто по моей руке, взметнувшейся в воздух, она, наверное, поняла, что я сейчас ни то чтобы признаюсь недостойной и даже предложу сжечь себя на пионерском костре на глазах всей школы, а попросту предложу не принимать в пионеры весь класс, поименно докажу, почему так надо сделать, и даже внесу предложение об исключении из партии самой учительницы.

Это был год. Как в каждой нормальной школе у нас было свое знамя. На торжественных сборах завуч с эхом говорила в микрофон: Ооо, это было невозможно… Все пионеры салютовали и под барабаны в спортзал вносили знамя. Это была целая процессия: За знаменем шли еще две девочки и подмигивали старшеклассникам.

В свое время я очень жалела, что в пионеры не принимают так, как в солдаты. Солдаты на присяге встают на колено и целуют знамя. И я бы сто раз его поцеловала при вступлении в пионерию, если бы того требовал протокол. Знаете, все изменилось в один день. Я пришла первого сентября в шестой класс и вдруг увидела, как у девочек выросли титьки.

Дело в том, что я никогда не подозревала, что такое может произойти с пионерами. Ведь у меня тоже выросло. Этому, кстати, удивился весь класс: Я думаю, что даже Ленин, которому я два раза пыталась втюхать сердце, тоже бы удивился.

Он бы, наверное, лукаво прищурился так по-доброму, как на картинке в букварепогладил себя мягкой ладонью по лысине и от смущения сказал: Я бы и в третий раз отдала свое сердце даже не задумываясь. Была бы партийной, ходила на собрания. Но нет, не изобличала бы как прежде. Просто титьки сделали меня человеком.

А женщина должна быть доброй. Состоя в партийной ячейке, я бы занималась тем, что укрывала людей от коммунизма. Прятала бы их, что ли, не знаю, как сказать. Я бы предпочла строить коммунизм в одиночестве, не затрудняя никого, не заставляя, например, женщин замешивать бетон и всех бы отпускала пораньше с работы.

Я до сих пор очень люблю все, что связано с теми временами. И бывает искренне жаль, что родилась слишком поздно. Что не жила, когда был год. Мне сейчас станет стыдно, но я плохо знаю историю.

Я не знаю, что было в году, но кажется, было очень хорошо. Я хотела бы увидеть собственными глазами, как тогда одевались женщины, что шло по телевизору, что продавали в магазинах и особенно, что не продавали. Я люблю старые советские фильмы. Причем чем хуже они сделаны, чем откровеннее они бездарны и фальшивы, тем. Я бы все отдала за треугольный журнальный столик, который показывают в старых фильмах. Это вытянутый треугольник неправильной формы, под закругленными углами три ножки.

Они прямые и чуть расставлены в стороны. Нигде не могу такой найти. Однажды я поняла, почему так люблю ВДНХ. Знаете, это ведь декорация. Большая декорация, которая осталась после глобальных съемок кино. Наверное, впопыхах забыли разобрать — очень торопились свернуть производство картины.

Или специально оставили — если вдруг вторую серию снимать придется. А пока запустили туда другую съемочную группу. Потому что в основном все смуглые. Вероятно, новый режиссер хочет сериал. В жизни есть главное и не главное.

Вы можете сделать здесь базар, устроить парк аттракционов или настроить ларьков. Но нас здесь строили одновременно со светлым будущим.

Вы в нем уже сомневаетесь? Потому что оно. Когда наступает зима, павильоны торжественно одевают белое. Аллеи застилаются мягкими паласами, и тогда ходишь там, как по коридорам государственного чиновничьего учреждения с тяжелыми деревянными дверьми и массивными ручками. Каблуки глухо вязнут в снежном ворсе, и от этого еще больше боишься нашуметь. Я люблю ходить на ВДНХ. И сожалею, что больше никогда здесь не будет выставки достижений народного хозяйства в прямом смысле этого слова.

Тем более, сейчас это ВВЦ — всероссийский выставочный центр. Знаете, по сравнению с крепкими достижениями народного хозяйства, по сравнению с визжащими розовыми поросятами и огромными пятнистыми коровами, которых привозили на выставку колхозы, Россия выставляется крайне аляповато.

Для фильма в архиве требовалось найти чертежи некоторых объектов, располагающихся на территории ВДНХ. Мы планировали их смоделировать с помощью компьютерной графики, а потом разрушить к чертовой матери ударной волной. ВДНХ хранит свое достоинство. У него есть несколько входов, которые обозначаются сторонами света — южный, северный… А где у вас тут, спрашиваю милиционеров, архив? Это вам к северному входу. А дальше до здания администрации, увидите там его, оно серенькое, дальше пройдете павильон, потом по аллее до большой клумбы, оборачиваете ее справа, идете до кирпичного здания, дальше доходите до кафе, поворачиваете и там вам дальше расскажут.

Когда говорят, что надо что-нибудь обернуть справа, то я сразу кисну. Потому что теперь точно потеряюсь, право и лево я не различаю категорически. Я иду по белому снежному ворсу и так мне хорошо здесь, что даже щекочет.

Я иду почему-то след в след — кто-то прошел раньше меня и я очень боюсь наследить помимо этого, натоптать своими лапами. На ВДНХ у меня всегда случается тихий восторг. Может быть, в прошлой жизни я была колхозницей и гордилась здесь поросятами, которых принесла моя Нюша. Потому что если бы я действительно была бы колхозницей, то вырастила бы самую жирную ушастую свинью, которую бы звали Нюшей. Архив ВДНХ — это двухэтажное здание с одной дверью. Ее можно определить только по тоненькой дорожке следов.

Такое ощущение, что сюда тоже ходят след в след.

Было такое (fb2) | Флибуста

Я не одна боюсь натоптать. Помещение не маленькое, а компактное. Насыщенный желтый воздух и жужжат лампы на потолке. У архива ВДНХ есть заведующая. А это значит, что есть кем заведовать и мне от этой мысли становится почему-то очень радостно. Вообще-то я ужасно не люблю посещать места, где надо вести себя тихо и говорить шепотом. И еще я не люблю библиотеки, потому что там мало платят библиотекаршам.

Мне жалко людей, когда у них нет денег. Перед тем как сдать книжку, мне хочется положить в нее сто рублей. Я не люблю, когда люди нищие. Кому сейчас нужен архив ВДНХ? Кому нужна работа его заведующей? Сколько платят ее сотрудницам?. Я шла и заведомо жалела этих тетушек.

Я им сочувствовала, ведь они хранят то, что никому давно не. А ведь это, наверное, так обидно. И так получилось, что этот век сейчас не в моде, что. Его даже не уважают и смеются. Визжащие розовые поросята и огромные пятнистые коровы — это сейчас не красиво. Давайте посмотрим, что у нас.

У нее в подчинении три сотрудницы и они тоже в синем. Потому что у них здесь порядок. А по порядку нужна униформа. Если подумать, то ходи они голыми весь день — никто не увидит. Хоть ногти сиди и крась круглосуточно — никто не проверит! Профком не обвинит в разгильдяйстве. Потому что уже нет профкома. И правила, согласно которым работники должны быть в униформе, уже никто не найдет!.

Но у них порядок. И даже санитарный день. Потому что они упрямо говорят: Как бетонные скульптуры, из которых торчит арматура, как все павильоны.

В архиве есть мягкий уголок, где посетители могут переждать очередь в читальный зал. Кресла старые, но с накидками. На журнальном столике несколько газет веером.

Веером, потому что красиво. А газеты — потому что ожидая очередь можно скоротать время за чтением прессы. Я была у них единственным посетителем за последний год… Газеты лежали свежие. Тетушки в синих халатах ждут людей каждый день. Читальный зал рассчитан на 20 мест. Огромные, из полинявшего картона.

Листаю, а там все чертежи от руки, чернилами и пером. Конструкции колонн, общий вид арки, почти все выцвело, чернила съела пыль, но видны виньетки, которые рисовал архитектор. А бумага называется почему-то синька, хотя на самом деле желтая. Краешек листочка поднимаешь, он ломается. Уже даже не рвется. Заведующая замечает это и говорит, что вот-вот будут реанимировать бумагу, вот-вот приедут люди, которые умеют бумагу лечить. Это вам повезло, что сейчас пришли, иначе бы документы увезли на реставрацию!

У них нет на это денег. Но она ни за что в этом не сознается. Потому что — НЕТ. В шкафу стоит проигрыватель. Помните, были такие неподъемные. В восьмидесятых годах считалось шиком — огромные, черные.

И грампластинки можно играть, и даже радио. Я склоняюсь над чертежом, хочу понять, этот мне нужен или другой — вдруг за спиной Людмила Зыкина: Мне спину жаром обдало и пот на лбу выступил. Это у них проигрыватель запел. Даже не он сам, а радио. Я не знаю радиостанцию, которая бы передавала Людмилу Зыкину.

Даже Маяк сейчас ее не передаст ни за. Что они там все с ума посходили? У них там рейтинг, какая Зыкина… И я поняла. Я вспотевшим лбом поняла, что никто это сейчас не передает. Это проигрыватель ловит волны, которые бродят по ВДНХ еще с тех-тех времен. Еще когда Зыкину передавали из всех громкоговорителей, она пела громко и ее даже поросята слушали — вот как тогда Зыкину уважали.

Может быть, ту радиостанцию давно закрыли, это и не важно. Волны-то не закроешь, они остались. И теперь бродят по всему бывшему Советскому Союзу, ищут приют, находят себе вот такие старые проигрыватели и там поселяются, как приведения. Я это точно поняла. В архиве ВДНХ висит календарь года. На нем все очень круто. Потому что там фотомодель и современная техника. Фотомодель с модной стрижкой каре сидит на столе рядом с новейшим достижением инженерии — ЭВМ-какой-то номер. Фотомодель склонила голову, как это раньше всегда просили сделать в фотоателье, у нее застегнуты все пуговицы вплоть до горла, она положила руку на монитор, а другую, черт побери… на мышку!!!

Я и не знала, что тогда были компьютерные мышки! Огромные такие, массивные мыши, практически гири. Такую двумя руками не сдвинешь. Но лицо у фотомодели приветливое, глаза доверительные, а ручки тоненькие. Ты пока в ее глаза смотришь, то кажется, что она сейчас чуть наклонится вперед и знаете, что скажет? Пальчиком так подманит, улыбнется, ты ухо ей подставишь уже почти под самые губы. Интересно же, что шепнуть-то хочет. А она в самое ухо: И зазвенит все в голове, и нос защиплет, и слезы выступят.

В архиве ВДНХ стоит непонятная штука. Что это, спрашиваю, такое? И тру заслезившиеся. А это, отвечают, уничтожитель бумаг. Нет, говорят, уничтожитель бумаг. Приглядываюсь… Божечки мои… В советское время были шредеры! Стоит на тонких ногах, весь из железа и острые зубы наружу торчат. Божечки мои… Работает, спрашиваю? Могла бы не спрашивать. У нас обед через пятнадцать минут.

Я единственный посетитель за год! Но у них обед!!! Тетушки в синих халатах совершенно дружелюбны, они готовы помочь. Немного, правда, сердятся, если случайно ломаешь бумагу с чертежами. Но это их работа. Униформа, часы работы, обед. Они ждут посетителей каждый день. И меняют газеты на журнальном столике. Когда я вышла, то качало. Я даже черпнула снега и пошоркала им лицо. В американских фильмах показывают, что когда герой совершает путешествие в прошлое или будущее, то обычно вылезает из машины времени раскачиваясь.

Будто его по голове мешком ударили, и он не может понять, куда идти. Вы знаете, американские кинематографисты совершенно правы — качает. Они умалчивают еще об одной детали: Когда путешествуешь во временных пространствах, происходит жуткое обезвоживание организма. Учтите это на всякий случай. Мне первый раз в жизни было не жалко библиотекарей или работников архива.

Первый раз в жизни я не захотела подсунуть денег. Я их не жалела. Я не думала, сколько они получают. Первый раз в жизни я их зауважала. Я шла и думала, что у них обед. Что эти тетушки до сих пор помнят харчо, которым кормили на ВДНХ и не понаслышке знают о сосисках, которые делались прямо здесь, на маленьком заводике, чтобы продемонстрировать посетителям выставки достижения мясной промышленности.

В году у тетушек, как и вбыл обед. Заведующая выкрикивала из кабинета: Они шли в столовую и брали себе по порции тех сосисок. Тарелки были стеклянные, а не как сейчас пластиковые, и пока несешь, то горячие надутые сосиски катаются по ним, норовя обжечь пальцы. Если откусить, то кожица натужится и, не выдержав зубов со звуком разорвется. Конечно, брызнет во все стороны сок и он попадет на одежду.

Будет нестерпимо горячо и в этом момент надо срочно вытолкнуть кусочек сосиски к передним зубам, зажать его там и быстро-быстро начать дышать. Вернее, мне казалось, что вполне нормально питаюсь, а мама переживала. У меня в родственницах была Маринка — она старше на год и у ее бабушка вязала ужасные рукавицы для. У меня этих рукавиц было сто. Потому что она их дарила на все праздники. Вот Маринка очень хорошо ела, ее в пример все родственники ставили.

Она была с чернявыми волосами и белой кожей. Вся гладкая и крепкая, а губы красные-красные. Родственники ее считали красивой. А я была белая, прозрачная и с венками на лбу. А лоб у меня высокий. Целая ладонь в ширину поместится запросто. Маринка спокойно лезла ко всем взрослым на колени, разрешала себя целовать и заплетать черные косички.

А я совсем другая. Я взрослых больше всего не люблю. Потому что когда они целуются, то норовят в губы. Как прихватят двумя губами сверху и снизу, а потом от них остаются слюни и пахнут. Я это ненавидела ужасно. Вот Маринку — ее хоть оближи — ей нипочем. А меня всю перекашивало прям.

Я вообще росла крайне нелюдимой и дикой. Любила только маму и то потому, что она была лично знакома с зайчиком, мишкой и курочкой. А так бы ни за что не полюбила. Я в детстве ела крайне плохо. И вообще ни за что бы ела, если бы не зайчик, мишка и курочка.

Мама наливает борщ и говорит, что ешь. А я пялюсь на плавающую картошку и придумываю, что ее не люблю. Зайчик, мишка и курочка жили в одном месте. Судя по рассказам мамы, это был огород с домиком. Курочка была самая старшая и белая. Утром она выходила на крыльцо, умывалась из алюминиевой лейки и звала всех к завтраку. А на завтрак у них были оладышки. Он был хоть и большим, с тугими круглыми лапами, но каким-то не активным, вялым.

Меня отвращало в нем то, что он ел. И пельмени ел, и даже кашу. Зайчик в основном специализировался по овощам. Про зайчика — тут вообще отдельная история. Я не знаю, почему она так говорила. Я сейчас представить не могу, как это так — ветвистый хвост. И в детстве не представляла, но почему-то молчала.

Надо было расспросить мама, что да. По крайней мере, так она говорила.

  • 1000 сердечек
  • Игра "Целуй и знакомься". Как получить коктейль любви?
  • Накрутка сердечек в целуй и знакомься вконтакте

И вот я представляла, как они живут. Как мишка копает землю большой лопатой, курочка кладет туда зернышки, а зайчик прыгает вокруг и веселится. Мне казалось, что он никогда не помогал и был как. Единственное, что меня огорчало — мишка, курочка и зайчик приходили только тогда, когда меня не было дома. А я их мечтала увидеть больше всего в жизни. Нет, ну конечно, при первой встрече я застесняюсь и сильно разговаривать не стану.

Покажу им комнату, игрушки. Я даже прятала плохие игрушки, чтобы показать только хорошие. Мама говорит, что завтра зайчик зайдет — я сразу комнату всю уберу. Кстати, когда они придут, то в основном с ними будет разговаривать мама, она-то уже привыкла. Мама, естественно, начнет жаловаться, что я плохо ем… и тогда мне просто придется провалиться под землю.

Потому что курочке сразу станет грустно, а зайчик перестанет прыгать по комнате и посмотрит на меня внимательно, с огорчением. Что станет делать в этот момент медведь было непонятно. Мне казалось, что он бы стоял и улыбался. Он пойдет и еще сто раз землю вскопает.

Или там съест много каши. Такие люди меня мало волновали. Тем более мишка не любил мороженое, а такие для меня вообще не существуют. Я открываю, а он стоит. В принципе, уже тогда у меня закрались сомнения: То есть дочку в садик, а сама домой?

И постепенно история с курочкой и зайчиком начинала меня раздражать. Мне исполнилось года четыре, я повзрослела и не понимала, почему эти животные приносят то, что я реально не люблю. Потому что сами едят, да? Почему этот дурацкий заяц со своим непонятным хвостом прискакивает только днем? Что за манера приходить, когда меня нет дома? Пусть туда на крайний случай приходят.

Она им передаст, а они все равно, ну будто глухие — либо когда я сплю, либо днем. Стоит уйти гулять — опять приходили. То морковку, то огурцы. Ну в крайнем случае яблоко принесут. Ну не идиоты ли? Я злилась на них ужасно. Они на зло это, что ли, делают? Этот медведь еще… Взял бы эту курицу, оторвал бы ее от плиты и молча принес. Боится он ее, что ли? Заяц этот скачет еще… Да они меня бесили просто!!! Но призрачная возможность увидеть зайчика а мама обещала вот-вотсдерживала меня от того, чтобы отказаться от услуг всего этого зоопарка.

И вот однажды у них появился шанс реабилитироваться. Мама сказала, что мы едем к бабушке на поезде. А я к бабушке не хотела. Потому что вот она-то как вцепится, чтобы поцеловать — и пиши пропало. Вся буду в ее слюнях и ведь не отвяжешься до конца дня. Кроме того, а как же курица и заяц? Куда им теперь ходить? Прежде всего, он может накручивать нормальные сердечки — то есть, обычные отметки мне нравится.

Во-вторых, он может за Вас общаться с людьми но вот тут надо поаккуратней — лучше всего подключить бота III. RU в разделе настроек и немножко его поучить самому. В-третьих, он может приглашать в группы и добавлять друзей.

В общем, инструмент самый универсальный, а не только программа накрутки сердечек вконтакте, скачать его можно прямо у нас на сайте в разделе загрузок. Скачать БроБот бесплатно Как может помочь в знакомстве накрутка сердечек в целуй и знакомься вконтакте? Прежде всего, речь идёт о том, что подарить подарки можно только с помощью сердечек. Дальше — для того, чтобы начать общаться вне программы, тоже нужны сердечки.

Посудите сами, что будет, если Вы общаетесь с человеком, а он вдруг пропадает. А вы не знаете, что случилось — то ли у него деньги кончились, то ли у него нет больше интереса к Вам, и он только делает вид, что у него кончились деньги на сердечки.

Да и у самых активных и компанейских людей сердечки всё равно будут, бесплатным образом, за счёт активного общения.

Итак, мы посмотрели эту программу, и решили её скачать, накрутка сердечек вконтакте может начаться не сразу, а после того, как мы настроим программу, добавим туда аккаунт, который будет раскручиваться. Программа для сердечек вконтакте начнёт свою работу после того, как мы также укажем, что делать нужно именно. Можно поставить действие в приложении, или же указать обычную накрутку обычных сердечек лайков. Если Вы раздумываете, купить или скачать, накрутка сердечек вконтакте, когда Вы ею серьёзно займётесь, может подсказать Вам — чем больше аккаунтов для отправки сердечек, тем.

Поэтому смело можете покупать максимальную лицензию на Бробота. Поддержка — программа для сердечек вконтакте разрабатывается ответственными людьми Поддержка пользователей у Бробота на высоте. Есть собственный сайт программы, есть команда тех, кто отвечает на вопросы, а также множество групп вконтакте и подобного. Вы, возможно, в дальнейшем захотите начать раскрутку групп и автоматическое добавление друзей. Если так, то Вам расскажут, с чего лучше начать, покажут, как делают другие люди.

И тогда Вы сможете убедиться, что команда Бробота составлена из исключительно ответственных и понимающих своё дело людей.