У всех есть знакомый шутник

хЙМШСН фЕОО. ыХФОЙЛ

у всех есть знакомый шутник

ШУТНИК запись закреплена. три часа назад. Действия. Пожаловаться. Наверно у всех есть друг, который постоянно хочет жрать! 2 Нравится. У всех есть такой друг/подруга Не, в инстаграме я не зарегистрирован:). Друзья Фотография У меня есть друг шутник +5. Аватар пользователя. Там есть все. Наука, драма, комедия, фантастики чуть чуть, психология! Этим и цепляет зараза)) И самое главное логичное развитие основного сюжета.

Did your parents have any children that lived? Рядовой Куча… Не разбивай к хуям моё любящее сердце, только не падай! Вы дадите винтовкам женские имена!

Потому что никаких других кисок вам не достанется! Прошли те времена когда вы совали пальцы своим подружкам под розовые трусы! Отныне вы женаты на этом оружии из дерева и железа! И вы будете ему верны!!

у всех есть знакомый шутник

Tonight… you pukes will sleep with your rifles! Because this is the only pussy you people are going to get! Your days of finger-banging old Mary Jane Rottencrotch through her pretty pink panties are over! And you will be faithful!! В 9 часов 30 минут начнётся волшебное шоу. Капеллан Чарли расскажет о том, как свободный мир победит коммунизм с помощью Бога и нескольких морских пехотинцев.

у всех есть знакомый шутник

There will be a magic show at zero-nine-thirty! Chaplain Charlie will tell you about how the free world will conquer Communism with the aid of God and a few Marines! Морским пехотинцам запрещено умирать без разрешения! Если твой инстинкт слаб и заглушен, ты начнешь колебаться в момент истины. Тогда ты не убьёшь… тогда ты станешь мёртвым морским пехотинцем и окажешься по ноздри в говне.

Молитва морпеха, которой обучает Хартман: Всех ребят из нашего двора! Потому что утром рано Заниматься мне гимнастикой не лень! Потому что водой из-под крана Обливаюсь я каждый день!

А теперь — приступим к водным процедурам! С визгом плещет в него холодной водой из рук. Ты хочешь видеть мою гимнастику? Да я могу такую аэробику! Затем, по окончании музыки, оба, задыхаясь и стеная, падают по разным сторонам дивана.

у всех есть друг шутник по имени максим

По-английски со мной бесполезно. Ноу понимэ, ду ю ду? Слушай, а ты знаешь Ты знаешь, почему я пришла к тебе? Я думал, но так и не додумал. А я тебя предупреждал. Но я тебе ещё не говорила — только ты не падай: Обыкновенное, в церкви, после ЗАГСа.

Ты его не знаешь. Хорош анекдот — чуть замуж не выскочила! Синьор, все эти грустные событья Нам помешали приготовить дочь. Признаться, если бы не ваш приход, Я сам давно лежал бы уж в постели. Да, в час беды — как говорить о свадьбе?

ЛИГА ПЛОХИХ ШУТОК #10 - Гарик Харламов х Филипп Киркоров

Прошу вас, передайте привет мой вашей дочери, синьор. Завтра с ней поговорю. Сейчас она в плену своей печали. Но я могу вполне ручаться вам, синьор, за чувства дочери моей: Нет, в среду будет слишком рано. В четверг её мы с вами обвенчаем, благородный граф. Без шума справим свадьбу: Тибальт ведь так недавно умер — нас могут упрекнуть.

Ведущий пранк-шоу «Шутники» Владимир Маркони: «Ургант благословил меня, заказывая пиццу»

Что скажете о четверге? Что я хотел бы, чтоб четверг был завтра. Как же тебя угораздило?! Никто замуж не звал, а он позвал. Потом еще одно, и еще одно — словно бусы на нитку — и я насадил их все с первой попытки, выровнял, вытащил проволоку, и все было в порядке. Тем же вечером я показал ему маленькую дырочку, и как я это сделал, и с того дня мы стали много говорить о машинах; мы стали друзьями.

В его мастерской была масса закуточков, где лежали полуразобранные замки, и части сейфов.

у всех есть знакомый шутник

О, как они были прекрасны! Но я все еще ни слова не сказал ему о замках и сейфах. Наконец, я счел, что пора, момент созрел, и я решил скормить ему небольшую приманку, насчет сейфов: Я показал ему, как это делается, и он повернулся ко мне: Так ты — Фейнман! Я слышал о тебе; я так долго мечтал познакомиться с тобой! Что бы ты сделал?

Потом я нацелил бы дрель в произвольное место на сейфе и стал бы делать? Я знал, что замки приходят с завода с кодами 25— илии я подумал: Кто знает, может быть, этот парень не удосужился сменить код? Но еще более удивительным было другое: Я ходил по офисам в нашем здании, пробуя те два заводских кода, и я открыл примерно один сейф из пяти. В Бруклине была итальянская радиостанция, и мальчиком я часто слушал ее целыми днями. В этих итальянских программах всегда были какие-то семейные сцены, где отец ссорился с матерью.

Я научился воспроизводить все эти эмоции: Итальянский — восхитительный язык. В нашем районе было много итальянцев. Однажды я катался на велосипеде, и какой-то водитель-итальянец рассердился на меня, высунулся из своего грузовика и, жестикулируя, заорал что-то вроде: Что я должен орать в ответ? Я спросил у своего школьного приятеля-итальянца, и он дал мне совет: Теперь я всегда кричал в ответ: Когда я освоился с этим, я стал развивать свои способности.

К примеру, я еду куда-то на велосипеде, и какая-нибудь дамочка со своим автомобилем оказывается у меня на пути, и я кричу: Какой-то ужасный итальянский мальчишка ругается на нее своими ужасными итальянскими ругательствами!

Было не так уж просто распознать в моем итальянском фальшивку.

у всех есть друг шутник по имени максим, Мем Космос - Рисовач .Ру

Однажды, уже в Принстоне, я въезжал на своем велосипеде на стоянку Пальмеровской лаборатории, и кто-то загородил проезд. Я, по своему обыкновению, ору: А чуть поодаль, на другой стороне большого газона, садовник-итальянец сажает цветы. Он бросает работу, машет руками и радостно кричит: Но все прошло отлично! На самом деле, когда они слышат интонацию, они немедленно узнают свой итальянский — может быть, это миланский диалект, а не романский — какая разница.

Главное, что он итаЛЬЯнец! Так что все идет превосходно. Но вы должны быть абсолютно уверены в. Продолжайте, как ни в чем не бывало, и все будет в порядке. Однажды я приехал из колледжа домой на каникулы, и моя сестра была грустной, она чуть не плакала: Я сказал, что я могу пойти с ней, раз я ее брат я на девять лет старше, так что это не было очень уж глупо. Когда мы туда пришли, я немного посидел среди отцов, но они мне быстро надоели.

Они пришли с дочками на этот маленький праздник, но говорили только о ценах на бирже — они не умели разговаривать с собственными детьми, и еще меньше — с чужими.

На этом банкете девочки развлекали нас всякими сценками, стихами, и так далее. Я тоже не знал, что делать, но когда я встал, я сказал им, что я сейчас прочту маленькое стихотворение, и я прошу прощения, что оно не на английском, но я уверен, что они все равно его оценят.

Когда банкет кончился, их воспитатель и какой-то учитель подошли ко мне и сказали, что они поспорили о моем стихотворении. Один из них думал, что оно на итальянском, а другой полагал, что это латынь. Он дал мне задачу, над которой я должен был работать, но она оказалась очень трудной, и я не продвинулся ни на шаг. Тогда я вернулся к идее, которая пришла мне в голову раньше, еще в МТИ. Идея состояла в том, что электроны не действуют на себя, они действуют только на другие электроны.

Проблема была вот в. Когда вы толкаете электрон, он излучает энергию, так что налицо потеря энергии. Значит, на электрон должна действовать сила.

И сила должна быть разной, когда электрон заряжен и когда он не заряжен.

  • Цельнометаллическая оболочка
  • 19 возмутительных случаев, доказывающих, что у всех есть друг, который вечно портит фото
  • Главные шутники Хогвартса

Если бы сила была совершенно одинаковая, то в одном случае электрон терял бы энергию, а в другом. Но в одной и той же задаче не может быть двух разных ответов. Классическая теория утверждала, что эта сила происходит от действия электрона на самого себя так называемая сила реакции излученияа у меня были только электроны, действующие на другие электроны. К тому времени я уже понял, что здесь возникают некоторые трудности. Когда я учился в МТИ, я не заметил этой проблемы, но к моменту моего приезда в Принстон я уже знал о.

Я рассуждал вот. Я толкну один электрон. Он толкнет несколько соседних электронов, и обратное воздействие этих электронов будет источником силы реакции излучения.

Я проделал кое-какие вычисления и принес их Уилеру. Уилер сразу же сказал: Мы с вами видели, что воздействие обратно пропорционально квадрату расстояния, но пусть у нас имеется много электронов, пусть они заполняют все пространство: Тогда, может быть, нам удастся все уравновесить.

Мы обнаружили, что это и в самом деле можно сделать. Все вышло очень изящно и давало точные результаты. Это была строгая теория, которая могла быть верной, хотя и отличалась от классических теорий Максвелла и Лоренца. В ней не возникало никаких проблем с бесконечностью самодействия, она была сложна и красива. Мы с Уилером думали, что следующим шагом должно быть обращение к квантовой электродинамике, которая как я думал имела трудности с самодействием электрона.

Мы считали, что если нам удастся избавиться от этих трудностей в классической теории, а потом построить на ее основе квантовую, то и там все будет в порядке. Теперь, когда мы разобрались с классическим случаем, Уилер сказал мне: Вам нужно учиться делать доклады. Это был мой первый научный доклад; Уилер договорился с Юджином Вигнером, чтобы он был включен в расписание семинара. За день или за два до доклада я встречаю Вигнера в коридоре. Генри Норрис Рассел, знаменитый, выдающийся астроном современности, придет на мою лекцию!

Но Вигнер еще не кончил: Джонни фон Нейман был величайшим математиком из всех, о которых я слышал. К этому времени я уже, должно быть, стал зеленым, потому что Вигнер добавил: Хотя я должен вас предупредить: С другой стороны, если профессор Паули все время кивает головой, и кажется, что он согласен со всем, что вы говорите, не обращайте внимания.

Я пошел к Уилеру и перечислил ему всех этих знаменитых, великих людей, которые придут на мой семинар, и сказал ему, что я чувствую себя очень скверно. Я подготовил доклад, и в назначенный день я пришел и стал делать то, что часто делают молодые, неопытные докладчики, — я стал писать на доске слишком много уравнений.

Такой докладчик не может просто сказать: Он может только вывести это, проделав всю алгебру — отсюда эти нагромождения уравнений. Пока я расписывал этими уравнениями всю доску, до начала семинара, входит Эйнштейн и дружелюбно так говорит: Но прежде всего я хочу знать, где чай?

Мой первый научный доклад — и такая аудитория! Ну, думаю, сейчас они пропустят меня через соковыжималку! Я отчетливо помню, как дрожали мои руки, когда я доставал свои записи из коричневого конверта.

Но потом произошло чудо, и оно с тех пор снова и снова происходит со мной, и это мое счастье: Так что когда я начал доклад, я забыл, кто находится в комнате. Я просто объяснял идею, вот и. Но потом я кончил, и настало время вопросов.

Первым был Паули, который сидел рядом с Эйнштейном. Он встал и сказал: Он имел в виду общую теорию относительности, это было его дитя. Эйнштейн учитывал, что реальность может отличаться от того, что утверждает его теория; он был очень терпим к другим идеям. Я очень жалею, что не запомнил тогда, что сказал Паули, потому что годы спустя я обнаружил, что наш подход не годится для построения квантовой теории. Возможно, этот великий человек сразу же заметил трудность и объяснил мне ее в своем вопросе, но я испытывал такое облегчение от того, что не должен отвечать на вопросы, что даже толком их не слушал.

Я все же помню, как мы с Паули поднимались по ступеням Пальмеровской библиотеки, и он спросил меня: Он не сказал. Человек работает и не говорит своему ученику и коллеге, как у него дела с квантовой теорией?

Уилер не провел этот семинар. Он думал, что будет легко разработать квантовую часть; он думал, что она почти у него в руках. И к тому времени, как нужно было делать доклад, он понял, что не знает, как быть с квантовой теорией, и поэтому ему нечего было сказать. Я тоже никогда не построил ее, — квантовую теорию полуопережающих, полузапаздывающих потенциалов, — а я работал над ней годами.

Он предложил мне пятьдесят долларов, но я объяснил ему, что деньги меня не волнуют. Я выбрал число наобум и продолжал: Сперва я должен подписать что-то насчет того, что я лоялен по отношению к правительству, иначе мне нельзя читать лекцию в городском колледже.

И я должен подписать это дважды, правда? Затем шла какая-то расписка для города — не помню. Очень скоро числа пошли вверх. Я должен был расписаться в том, что занимаю отвечающую существу вопроса должность профессора, чтобы гарантировать ведь это государственное дело!

Нужно было гарантировать много всяких вещей, и подписей становилось все. Парень, который сперва так мило улыбался, делался все мрачнее. Я подписался ровно двенадцать. Оставалась еще одна подпись на чеке, так что я спокойно отправился туда и прочел им лекцию. Спустя пару дней этот парень зашел ко мне, чтобы отдать чек. Он имел жалкий вид. Он не мог отдать мне деньги, пока я не подпишу бумагу, что я действительно прочел лекцию. Ты слышал лекцию; почему бы тебе не подписать эту бумагу?

Мы договорились об этом с самого начала. На следующий день он позвонил. Я поставил их в тупик. Не было такой графы для денег, которые человек заработал, но не хочет получать. В конце концов они уладили это. Это отняло у них много времени и было совсем не просто — но я использовал тринадцатую подпись, чтобы получить деньги по чеку. Приехав в Корнелл, я первое время переписывался с одной девушкой, которую я встретил в Нью-Мексико, когда работал над бомбой.

Когда она стала упоминать какого-то другого знакомого парня, я понял, что мне лучше поехать туда сразу, как кончится учебный год, и попытаться спасти. Но прибыв на место, я обнаружил, что уже слишком поздно, так что в результате я очутился в каком-то мотеле в Альбукерке со свободным летом и без всякого дела. Мотель Каса Гранде стоял на м шоссе, главной улице города. В трех домах от него был маленький ночной клуб с варьете.

Я часто ходил туда, потому что мне нечего было делать, и потому что я люблю наблюдать за людьми в барах и разговаривать с. Мы позвали двух из них танцевать, а потом они пригласили нас за свой стол. Мы выпили, и тут появляется официант: Мы будем пить шампанское!

И я заорал — громко, чтобы всем в баре было слышно: Тут официант тихонько подходит ко мне, наклоняется и говорит вполголоса: Официант налил нам всем шампанского, я заплатил шестнадцать долларов, а мой приятель не на шутку рассердился на девушку: Но что касается меня, на этом все и кончилось — хотя потом оказалось, что это было началом нового приключения. Я часто бывал в этом ночном клубе; программа в нем менялась каждую неделю.

Артисты двигались по замкнутому маршруту, который проходил через Амарильо и много других мест в Техасе, и бог знает где. Там была еще постоянная певица, которую звали Тамара. Каждый раз, как в клубе появлялась новая группа артистов, Тамара знакомила меня с одной из девушек. Девушка обычно приходила и садилась за мой столик, я покупал ей выпивку, и мы болтали.

Так что я никак не мог понять, зачем Тамара каждый раз берет на себя труд знакомить меня со всеми этими милыми девушками, а потом, хотя все шло отлично, дело ограничивалось покупкой выпивки, разговорами на весь вечер — и.

Мой приятель, который не пользовался расположением Тамары, тоже не продвинулся вперед — мы оба оставались на бобах. И вот, после нескольких недель, нескольких программ и нескольких девушек прибыла очередная смена и, как обычно, Тамара познакомила меня с одной из девушек, и все повторилось опять — я покупаю ей выпивку, мы болтаем, и она очень мила.

Она ушла, чтобы участвовать в программе, потом вернулась ко мне, и мне было чертовски приятно. Люди глазели на меня и думали: Ну, я весь вечер замечал, что эта девушка — ее звали Глория — довольно часто разговаривает с конферансье, во время представления, и по дороге в туалет и обратно.

Так что когда она пошла туда опять, а конферансье проходил мимо моего столика, меня вдруг осенило, и я сказал ему: Он решил, что она мне сказала. Так что они оба со мной немного поболтали и пригласили меня пойти к ним вечером, когда закроется бар. В два часа ночи я пошел с ними в их мотель. Никакой вечеринки, конечно, не было, и мы долго разговаривали. Они показали мне альбом с фотографиями Глории, когда ее муж впервые встретил ее в Айове — пышущая здоровьем толстуха, потом другие фотографии, где она была потоньше, а теперь всякий назвал бы ее изящной.