Знакомства глугие девушки в швейцарии

Швейцария-Германия с 3-х месячным малышом на автомобиле • Форум Винского

знакомства глугие девушки в швейцарии

Швейцария-Германия с 3-х месячным малышом на автомобиле. по прилегающим улицам, и заехать в глухие дворы, но ничего так и не нашли, .. забавную картину тайм-менеджмента по-швейцарски - девушка прямо на . Знакомство с городом мы ограничили прогулкой по набережной. Глухие спортсмены из сызраниnbspесть информация, что роль соколиного. Ливан громкое слово швейцария радио. глухих девушка познакомиться украина У местной команды шердор знакомства для вирта бесплатно вк. встреча Липецк питер знакомства девушка Петропавловск-Камчатский сайт знакомствазнакомства девственниковзнакомства швейцария, без регистрации вгроднознакомства глухие людисекс-знакомства.

Карамзинскому раю противостоит отныне русская Утопия. На берегах швейцарских озер начинается Великая промывка мозгов. Здесь, в комнатке с видом на белеющие мирные Альпы, ложатся на бумагу заветные нечаевские слова: Старый поэт, давший на Воробьевых горах клятву посвятить жизнь счастью народа, пишет в женевских прокламациях: Житье на Руси всё хуже да хуже! Свободой нас обманули, только по губам помазали!.

А для этого надо нам, братцы, будет города их жечь. Да, ждать-то нам нечего, чего зевать? Кому подошлось, если какой из наших ворогов подвернулся под руку, и кончай с ним! Такая деятельность была филантропией, паллиативом, маленькой заплатой на платье, которое надо не чинить, а выбросить и завести новое; мы предполагали лечить симптомы болезни, а не устранять ее причины. Невоплотившиеся врачи, инженеры, ученые уезжают в Россию — на эшафот — с упоением.

Не языка, разумеется, но мироздания. В своих мемуарах он вспоминает долгие прогулки с беременной женой по окрестностям Женевы. Революционерам-народникам, посвятившим свою жизнь счастью русских крестьян, жизнь крестьянина швейцарского кажется диковинкой. Что такое у нас, в России, прошлый труд? Дичь, гладь, ничего нет, деревянная дрянь, никто не живет в доме деда, потому что он еще при самом деде два-три раза сгорел.

Что осталось от деда? Да ведь и платье истрепалось давно, и корова издохла. А здесь это прошлое охватывает всего человека. Куда ни повернись, везде прошлое, наследственное… И невольно назревала мысль: Остаток жизни он посвятит борьбе с русской революцией, будет неустанно писать, пытаться объяснить опасность ее, пока вдруг не замолчит накануне войны: Швейцарский урок остался в России невыученным. Швейцария действительно становится раем, но для подготовки русского террора.

Кто ищет бури — пристает к леманским берегам. В питательном швейцарском бульоне идеи распространяются молниеносно.

Альпийская республика — центр тамиздата той поры. Половина всех русскоязычных эмигрантских изданий с по год выпускается в Швейцарии. Нелегальная Россия существует благодаря легальной Швейцарии.

На смену страстным теоретикам разрушения вроде Бакунина, нашедшего успокоение на Бремгартенском кладбище Берна, приходят не менее страстные практики. Под защитой гельветических законов располагаются со всеми удобствами штаб-квартиры всех радикальных партий. Другой большевик, Семашко, так объясняет привлекательность этой страны для революционеров: В Германии и даже во Франции бывали случаи выдачи эмигрантов по требованию русского правительства. Примечательно, что не только в отечественном сознании Швейцария ассоциируется с плацдармом русской революции.

Отправляясь заниматься альпинизмом в Швейцарию, знаменитый Тартарен встречается там не со швейцарцами, а с русскими террористами. Вот образ революционера из России, возникающий под пером Доде: Не менее примечательна и гоголевская фамилия борца с царизмом — Манилов. Действие развивается достаточно брутально: Одолженной у Тартарена бечевкой в лесу придушен русскими певец, заподозренный в шпионстве. Взрывы гремят в женевских квартирах, где готовят адские машины для царских сатрапов боевики Азефа и Савинкова.

Охота за русскими министрами не прекращается и на швейцарских курортах. Как-то вместо министра Дурново застрелили некоего Шарля Мюллера. На русской революции делаются швейцарские деньги. На запрос общественности, обеспокоенной резким увеличением числа русских студентов, занятых не столько учебой, сколько партийной полемикой, ректорат Цюрихского университета отвечает: У этих граждан буржуазно-демократической республики, торгующих своим климатом и природой, франк — на первом плане.

знакомства глугие девушки в швейцарии

Ведь, в сущности говоря, Лозанна с ее окрестностями Кларан, Монтрё, Веве и пр. Свыше эмигрантов. Швейцария становится Меккой нового учения о светлом будущем.

Пророки распределяют сферы влияния — Цюрих принадлежит Аксельроду, открывшему здесь кефирный заводик, Женева — Плеханову. Сюда едут на поклонение. Заехать в город на Роне, чтобы пожать руку первому марксисту, считает своим долгом всякий уважающий себя интеллигент — от Вербицкой, авторши тогдашних бестселлеров, до Бердяева.

знакомства глугие девушки в швейцарии

Он любил пошутить, но шутки его бывали такие тонкие, что часто собеседник, мало знавший Плеханова, не мог уловить иронии в его словах. Оскорбленная и испуганная дама поспешила прочь от нас, сказав на прощание, что она будет молиться за грешную душу безбожника. Эта встреча доставила нам большое удовольствие.

История, как известно, обожает рифмы. Пройдет несколько лет, и свою шутку Плеханов услышит при совсем других обстоятельствах. После октябрьского переворота к нему, больному, харкающему кровью, уже не встающему с постели, ворвутся революционные матросы и солдаты с обыском.

Жена Плеханова, Розалия Марковна, вскрикнет: Другой будущий основатель русской Утопии, любитель альпийских прогулок, учит неразумных швейцарских социалистов: Опешившему редактору социалистической газеты вождь большевиков объясняет, что ведь у каждого швейцарца, согласно вековой традиции, находится дома оружие с боеприпасами.

Сайт знакомств в Швейцарии

Так или иначе, поставив себе жизненную цель прийти к власти, оба ее достигнут — каждый в соответствии со своими представлениями о целях и средствах политической борьбы. Ленину до поста премьера оставались считаные месяцы. Нобс станет президентом Швейцарской Конфедерации только в году. Против излучаемой Утопией идеологии, замахнувшейся на собственность, гельветы проявляют отменный иммунитет.

Горстка швейцарских коммунистов, не имея никаких шансов на успех в своем отечестве, отправляется на восток во главе с Платтеном строить свой земной рай — они добираются лишь до чистилища. В августе го будет арестована жена Платтена Берта, а в марте го он сам за связь с врагом народа — собственной супругой. В последнем письме из заполярного лагеря за несколько дней до смерти швейцарец нацарапает знакомой: Для нескольких закупоренных поколений Швейцария становится лишь отвлеченным понятием из учебника истории — там Вождь готовил Великий Переворот.

Виктор Некрасов, лауреат Сталинской премии, оказавшись в женевской эмиграции, сохранит открытку с изображением Шильонского замка. Его посетили летом такого-то года В. Оставшись в Швейцарии, я сразу же последовал их примеру. Два титана русской словесности с видом на швейцарское жительство. Один прямиком из пропахшей потом и страхом московской тюрьмы, другой — инопланетянин с Зембли. Один — всеобъятный зэк, победивший собственный рак и почуявший призвание сокрушить Утопию, другой — коллекционер насекомой и человечьей лепидоптеры, успевший вовремя оставить три тонущие страны.

Этой нейтральной территории суждено было стать местом их встречи, и она становится местом их невстречи. Когда у короля экрана, поселившегося на старости лет в Швейцарии, спросили, почему он выбрал именно берег Женевского озера, тот ответил: Когда-то, в далекие полунищие двадцатые годы, на вопрос, где бы он хотел жить, обитатель берлинских эмигрантских номеров ответил: Набоков в Швейцарии — оптимальное решение шахматной задачи на жизненной доске, приведение после нескольких цугцвангов своего короля, изгнанного из петербургского детства, в единственную безопасную счастливую клетку.

Вся его жизнь — спасение своей семьи, своего языка и рукописей-карточек от идеологий и режимов. Своим героям он дарит край, где можно жить и умереть просто от частной жизни — без помощи тиранов. Солженицын в Швейцарии — ментальное недоразумение, недосмотр верховного программиста, быстро исправленный адвокатами. Его слово было предназначено для битвы. Сперва его книги должны были сокрушить режим, потом должен был вернуться победителем он. На оси Карамзин — Нечаев они занимают полярные позиции.

Два взаимоисключающих кода поведения по отношению к родной мясорубке. Мужественный Борец и несгибаемый Дезертир. По максимовской версии, Солженицыны сообщают в письме предполагаемое время их визита, и Набоков записывает в дневнике: Ко времени отъезда Солженицыных из Цюриха ответа из Монтрё. Не зная, что означает молчание, Солженицыны приезжают в Монтрё, подходят к отелю и решают ехать дальше, думая, что Набоков болен или по какой-то причине не хочет их видеть.

Владимир Максимов, встретившийся потом и с тем, и с другим, пытается прояснить очевидное недоразумение, но после этого случая ни Набоков, ни Солженицын уже не проявляют интереса к взаимным контактам.

Русские мойры следят, чтобы параллельные миры не пересекались даже в Швейцарии.

знакомства глугие девушки в швейцарии

Но кто все-таки сокрушил Утопию? И вот снова русские за границей. Узнавать русских всё еще так же легко, как и. Давно отмеченные зоологические признаки не совсем стерлись при сильном увеличении путешественников.

знакомства глугие девушки в швейцарии

Русские говорят громко там, где другие говорят тихо, и совсем не говорят там, где другие говорят громко. Цитата из Герцена, но звучит актуально и через полтора столетия. Русские в образе мира давосского кельнера — это те, кто дает на чай сумму большую, чем стоимость заказа. Бизнесмены с повадками паханов ринулись в Цюрих. Швейцарские банки есть символ победы человека над временем. Некогда, перед отъездом в Россию, Ленин, будучи клиентом Цюрихского кантонального банка, снял свой вклад, а сберегательную книжку с остатками в размере 5 франков и 5 сантимов вручил Раисе Харитоновой, жене секретаря цюрихской секции большевиков Моисея Харитонова, для уплаты партийных взносов.

В своих мемуарах Харитонова описывает, как она пришла в банк и предъявила служащему в окошке ленинскую сберкнижку. Тот самый Ульянов, который жил как политический эмигрант у нас в Цюрихе, а сейчас в России стал таким знаменитым человеком? Ульянов, о котором пишут во всех газетах?! Служащие банка сбегаются поглядеть на сберкнижку русской знаменитости. Эту сберкнижку я увезу с собой на родину — в Россию, а вклад пусть остается в банке Швейцарии. Невелик вклад, но зато велик его вкладчик.

Мне лишь хотелось, чтобы вы узнали об. Я попрощалась и пошла к выходу. На родине великого вкладчика по многу раз сменились не только деньги, системы, режимы, официальные идеологии, названия страны, но и сама страна успела рассыпаться, снова собраться и снова рассыпаться.

А в Кантональном банке на Банхофштрассе методично из десятилетия в десятилетие начислялись проценты.

Русская Швейцария (fb2) | Флибуста

Во время войны в Швейцарию бежали из Германии русские военнопленные и угнанные на работы. В августе года в Швейцарии в 75 лагерях находилось около восьми тысяч интернированных из Советского Союза. Около ста из них были размещены в открывшемся 8 декабря года лагере в Андельфингене, где они занимались раскорчевкой и строительством дороги. На карманные расходы они получали по 20 франков ежемесячно, к их услугам были библиотека, радио, музыкальные инструменты, показывались советские фильмы, устраивались экскурсии в Цюрих, в музеи, зоопарк, на озеро.

Регина Кэги-Фуксман работала в лагере уполномоченной швейцарской организации помощи беженцам. Просьба русских была удовлетворена, за исключением того, что до обеда они от работ не освобождались, что обуславливалось всеобщей трудовой повинностью для всех швейцарцев даже в их национальные праздники. Руководство лагеря вызвало полицию и издало строгий приказ приступить к работе. Полученный на обед шпинат сыграл роль детонатора. Интернированные отказались вообще выходить на работу и объявили голодную забастовку.

Несколько человек были арестованы, лагерь расформировали, большинство отправили в другой лагерь в горном отдаленном Рароне. С окончанием войны встал вопрос о репатриации почти восьми тысяч русских. Кто не хотел возвращаться, мог остаться в Швейцарии — так поступили лишь около пятидесяти человек. Почти все отправились на родину добровольно. Россия не может себе позволить снова принять так много людей, которые увидели Запад.

Я получила из Зальцбурга открытку без подписи: Я слишком ее знаю. Задача была нелегкая, несмотря на то, что есть множество причин, по которым Швейцарию следует любить. Ее больше всего проклинают, ее чаще всего выбирают. Ветры здесь грознее петербургских. Ветры и вихри по целым дням, а в обыкновенные дни самые внезапные перемены погоды, раза по три, по четыре в продолжение дня.

Это геморраидалисту-то и эпилептику! И как здесь грустно, как здесь мрачно. И какие здесь самолюбивые хвастунишки. Ведь это черта особенной глупости быть так всем довольным. Всё здесь гадко, гнило, всё здесь дорого. Стольких буянов и крикливых пьяниц даже в Лондоне.

И все-таки едут, едут, едут. Кто впервые заговорил по-русски на берегу Лемана, навсегда останется скрыто туманом истории. Поводом, кстати, послужила благодарность магистрата за высокую оценку службы Лефорта в России.

Княгиня Дашкова, приехав во время своего первого заграничного путешествия в году в Женеву, встречает здесь девяностолетнего старца, может быть, первого русского женевца — Авраама Павловича Веселовского. Русский дипломат в Вене, он участвует в интриге, связанной с возвращением бежавшего царевича Алексея в Россию. В году он женится на гражданке Женевы Марианне Фабри и делается не только первым русским гельветом, но и первой местной русской достопримечательностью — с ним ищут знакомства русские путешественники, как с диковинкой.

А количество их всё увеличивается. На берега Лемана приезжают зимовать из Парижа и Берлина. Бонштеттен, женевский интеллектуал, которого считает своим долгом посетить всякий образованный московит, замечает в одном из писем уже в е годы, что в Женеве много русских.

Неиспорченные строгие нравы города Кальвина, высокий уровень профессоров, доступность языка — все условия для того, чтобы русская аристократия посылала сюда своих чад учиться. Здесь посещает лекции юный Александр Строганов — будущий президент Петербургской академии искусств и директор Публичной библиотеки. Здесь проходят курс наук братья Демидовы, из которых больше других прославится Павел Григорьевич — соберет огромную библиотеку, станет основателем Ботанического сада в Москве, одним из первых русских меценатов, собирателем произведений искусства, свое собрание книг и мюнц-кабинет он подарит Московскому университету.

За три года до Карамзина в Женеву приезжает учиться Строганов-младший, Григорий Александрович, будущий русский посланник в Стокгольме и Константинополе, со своим крепостным — в будущем строителем Казанского собора в Петербурге Андреем Воронихиным. Только устроившись, Строганов сообщает отцу: Однако вскоре молодые люди находят для себя более интересные занятия. Русские студенты отправляются в Париж и участвуют в собраниях якобинских клубов.

Подробно описывая самые мелкие детали своего путешествия по Швейцарии, в главе о Женеве, где он, как утверждал, провел всю зиму, Карамзин ограничивается самыми общими замечаниями: По рекомендательным письмам отворен мне вход в первые домы. Образ жизни женевцев свободен и приятен — чего же лучше?

О русской Женеве читаем дальше: Будучи косвенно замешан в дело декабристов, он отказывается вернуться в Россию на требование следственной комиссии и до конца своей долгой жизни остается эмигрантом.

В Швейцарии он знакомится со своей будущей супругой Кларой Виарис и женится на ней в Женеве в году. Однако в России Тургенев долго не задержится и предпочтет провести старость в Париже. Тургенев Летом года во время своего швейцарского путешествия приезжает в Женеву Гоголь. Писатель проводит в Швейцарии три месяца — с середины августа по начало ноября. Берн, Базель, Лозанну и четвертого дня приехал в Женеву.

Альпийские горы везде почти сопровождали. Однако в другом письме о швейцарских красотах Гоголь отзывается совсем в других тонах: Но в том же письме он всё же выделяет город на Роне: В письме 12 ноября Жуковскому он напишет: В Женеву приезжают не просто отдыхать, доживать или зимовать, но и фрондировать. Не прижившись при новом царствовании, переселяется в Швейцарию герой войны года однорукий граф Александр Иванович Остерман-Толстой — левую руку оторвало ему в бою под Кульмом.

Например, в июне года он занимает здесь целый этаж. Здесь же останавливается в году Лев Толстой, приехав из Парижа. Свою поездку в Швейцарию писатель объясняет, в частности, в письме сестре 2 мая года из Кларана. Толстой присутствовал во Франции на гильотинировании, которое произвело на него такое впечатление, что он не мог заснуть. На решение поехать именно в Женеву повлияло то, что здесь в то время находилась кузина его отца, графиня Александра Андреевна Толстая.

Проснулся рано, чувствую себя здоровым и почти веселым, ежели бы не гадкая погода. Поехал в церковь, не застал службы, опоздал говеть, сделал покупки, был у Толстых. Александрин Толстая вдалась в религиозность, да и все они. Пять заглавий произведений, над которыми Толстой собирается работать в Женеве: Первоначально писатель предполагал пробыть в Женеве лишь несколько дней, но вскоре планы его изменились.

В обществе тетки Толстой гуляет по окрестностям города. Как я готов влюбиться, что это ужасно. Ежели бы Александрин была ю годами моложе. Александрин Толстая так вспоминает об этих прогулках: В Женеве Толстой знакомится с Пущиными и потом, отправившись с теткой на корабле в Кларан, поселится с ними в одном пансионе.

Посещает Толстой знаменитого в то время в России женевского живописца Александра Калама. Об известности Калама говорит уже то, что к нему специально ездили учиться русские художники-пейзажисты, в его мастерской бывали, например, Иван Шишкин, Алексей Боголюбов, Арсений Мещерский.

Интересно, что в том же году приезжает в Женеву учиться живописи у Калама поэт Яков Полонский, но остается в мастерской художника ненадолго. В том же году посещает Калама и Лев Жемчужников, гравер и живописец, брат автора Козьмы Пруткова. Брюллов снял публично шляпу, низко поклонившись…Глядя на его работу, я чувствовал, как жар мой постепенно остывал и заученная его манера мне опротивела. Толстой после посещения мастерской пишет Александрин Толстой 13 мая: Поэзии во всех его вещах бездна, и поэзии гармонической.

Вообще у него ума мало отпущено на талант, или талант задавил ум: Отметим, что имя русского писателя осталось увековеченным на карте города — женевцы назвали в честь Толстого одну из своих улиц.

В году он уезжает за границу в надежде, что далекое путешествие поможет пережить ему утрату — смерть Елены Денисьевой, его трагической поздней любви. В Женеве он соединяется со своей оставленной женой Эрнестиной и дочерью Марией, думая найти утешение в лоне семьи. Эрнестина встречает мужа на перроне Женевского вокзала. Дочь Анна пишет со слов очевидца сестре: Тень умершей преследует старого поэта. В номере отеля, выходящего окнами на Рону, Тютчев пишет дочери Дарье в сентябре года: Не живется, мой друг Александр Иваныч, не живется… Гноится рана, не заживает… Будь это малодушие, будь это бессилие, мне всё равно.

Первый раз в Женеве Достоевский был со Страховым проездом в году, второй, тоже проездом в Италию, в м с Аполлинарией Сусловой — сестрой знаменитой первой цюрихской студентки Надежды Сусловой.

У этого посещения Женевы своя предыстория. В мае го журнал, выпускавшийся писателем, закрывается, и в августе вместе с молодой писательницей Аполлинарией Сусловой, его мучительной любовью, Достоевский отправляется в заграничное путешествие. На родине остается брошенная жена Мария Дмитриевна Исаева. Суслова уезжает раньше, с тем чтобы ожидать Достоевского в Париже.

Туда писатель несколько запаздывает, поскольку путь его лежит через казино в Висбадене. Во Франции его ждет малоприятный сюрприз. Оказывается, что молодая женщина успела тем временем влюбиться в испанского студента.

Однако горение страстей скоротечно. Суслова все-таки решает ехать с Достоевским в Италию, но по дороге делается крюк, чтобы проиграть в Баден-Бадене на рулетке почти все предполагавшиеся на поездку деньги — три с половиной тысячи рублей. Летят в Россию умоляющие письма о присылке денег. В Женеве вынужденная остановка. Здесь Достоевский закладывает свои часы, она — украшения. Впрочем, мучения писателей, как известно, кормят литературу.

Женщина, с которой Достоевский делит женевское безденежье и вид на Монблан года, сыграет еще одну роль в русской литературе, но не столько своими позабытыми повестями, сколько тем, что станет женой и мучительницей, а значит и музой, другого гения — Василия Васильевича Розанова.

Розанов женится в двадцать четыре года на сорокалетней Сусловой и потом в течение двадцати лет будет безуспешно пытаться добиться от нее развода, так что дети его от второй жены не могли носить фамилии отца. И вот третий приезд Достоевского в Женеву — в августе года. В году писатель женится на своей стенографистке Анне Сниткиной. Разница в двадцать пять лет только подчеркивает удачность выбора на этот. Через два месяца после свадьбы молодые отправляются в Европу.

Предполагается кратковременное пребывание за границей, которое затягивается на четыре года. Это из письма Майкову. Он привозит с собой замысел романа, она — будущего ребенка.

Мы обошли все главные улицы, пересмотрели много chambres garnies без всякого благоприятного результата: Только под вечер нам удалось найти квартиру, вполне для нас подходящую. Она находилась на углу rue Guillaume Tell и rue Berteiller правильно: Понравились нам и хозяйки квартиры, две очень старые девицы m-lles Raymondin.

знакомства глугие девушки в швейцарии

Федор Михайлович, работая по ночам, вставал не раньше одиннадцати; позавтракав с ним, я уходила гулять, что мне было предписано доктором, а Федор Михайлович работал. Прочитывал и иностранные газеты. Вечером, около семи, мы шли на продолжительную прогулку, причем, чтобы мне не приходилось уставать, мы часто останавливались у ярко освещенных витрин роскошных магазинов, и Федор Михайлович намечал те драгоценности, которые он подарил бы мне, если б был богат.

Вечер проходил или в диктовке нового произведения, или в чтении французских книг, и муж мой следил, чтобы я систематически читала и изучала произведения одного какого-либо автора, не отвлекая своего внимания на произведения других писателей. Нехватка денег сперва не очень беспокоит молодоженов. Неприятные сюрпризы начинаются с погодой. Каждые 10 дней по припадку, а потом дней 5 не опомнюсь. Климат в Женеве сквернейший, и в настоящую минуту у нас уже 4 дня вихрь, да такой, что и в Петербурге разве только раз в год бывает.

А холод — ужас! Все эти горы и беспрерывные перемены в атмосфере. Мысль оставить Женеву начинает преследовать его постоянно. К припадкам примешивается безденежье. В том же письме сразу начинаются просьбы о деньгах, основной лейтмотив швейцарской жизни Достоевских. Писатель просит выслать рублей: Каждое утро Седрик уходил на работу, оставляя меня со своей матерью, которая была уже на пенсии. Мы с ней разговаривали о разном, но больше о моих взаимоотношениях с ее сыном. Она искренне беспокоилась, что я ужасная девушка, у которой в намерениях — только ранить ее сына.

Это было далеко от правды. Я действительно хотела сделать Седрика счастливым, даже, несмотря на то, что он был маменькиным сынком и похож на молодого неоперившегося птенца. Она мне не верила. Я также хотела быть уверенной, что и дальше смогу помогать своей семье. На этом пункте мы никак не могли прийти к согласию. Я очень хотела, чтобы его мать работала где-нибудь, вне дома, тогда я смогла бы проводить больше времени одна дома.

Сайт знакомств в Швейцарии | spanglers.info

Я хотела исследовать их многочисленные комнаты и полки, рассматривая все их безделушки. У нас не было столько денег, чтобы покупать такие красивые вещи, пока я росла. У нас были только деньги на еду и на самое основное; денег не было достаточно, чтобы ходить в школу или чтобы покупать такие красивые керамические вещи.

Два раза в неделю я садилась в автобус и ехала по городу. Даже летом там было очень холодно для меня, урожденной тайки, привыкшей к круглогодичному солнцу.

Пассажиры пялились на меня; конечно из-за того, что у меня была необычная внешность. Я была невысокого роста с летнюю швейцарку, миниатюрной, смуглой.

Я платила за проезд и занимала место в салоне. Иногда никто на меня не смотрел, а иногда я ловила много взглядов на. В конечном счете, я всегда думала, что на меня смотрят: Когда автобус приезжал на место назначения, я сходила с него и бродила по самой чистой стране в мире.

Я никогда не могла себе представить, что город может быть таким чистым. Не только улицы были чистые от мусора, но сами здания смотрелись, как будто их только что покрасили, машины блестели и каждый был очень хорошо одет. Мне было интересно, как они этого добивались. Машины и грузовики не делали видимых выбросов в воздух.

Я не могла в это поверить. Почему машины, грузовики и мотоциклы в Таиланде выделяли такой черный дым, делая воздух несносным для дыхания, оставляя следы на коже и выжигая. Какие знания могли тайские инженеры получить от этой прохладной и горной страны? Мне нравилось любоваться высокими, красивыми и покрытыми снегом горами, которые открывались взору в любой точке города.

Я хотела показать моей маме и моим сестрам, насколько красива была Швейцария. У нас нет ничего подобного в Убоне. Да и нигде в Таиланде. Воздух был холодный и сухой; как будто вы открываете дверку холодильника.

Я фантазировала, что буду очень долго пользоваться благами этой страны. Швейцария была не только очень холодной, но и очень дорогой. Как они могут зарабатывать здесь достаточно денег, чтобы хватало на. Я знала, что в Таиланде швейцарцы слывут большими транжирами. Швейцарцы имеют большие банки, они заботятся о деньгах со всего мира. Так как в моих интересах было только зарабатывание денег, я чувствовала, что есть что-то схожее между мной и этой страной.

После исследования города я возвращалась домой; мама Седрика всегда меня ждала. Она беспокойно слушала, что нового я для себя открыла и задавала мне много вопросов. Я всегда ей говорила правду: Я никогда не рассказывала ей одной вещи, что открылась моим глазам: Каждый день Седрик приходил домой в 5 вечера.

Но общение с ним было очень трудным; его английский был очень плохим и он был совсем не заинтересован в продолжении обучения. Взамен, он дал мне книги по изучению французского языка: Я думала, что намного легче для него будет выучить английский, чем мне выучить французский. В континентальной Европе, английский был единственным языком, который пронизывал каждую страну, даже если он не был родным языком для жителей этих стран.

Не нужно быть ученым или путешественником, чтобы понять, что английский — это универсальный язык. Я научилась говорить по-английски, и я ожидала, что европейцы прикладывают такие же усилия. Он надевал презерватив даже для орального секса. Он был неопытен в постели и ничего не знал о прелюдиях и сексуальном удовольствии, исключая свое собственное. Я была уверена, что он никогда не смотрел порнофильмы. Может быть, мне надо было посоветовать ему какой-нибудь?

Через неделю после моего приезда я начала говорить с ним на тему моего финансового обеспечения. Пока я жила в Паттайе, он очень хорошо заботился обо мне… в финансовом плане. Я также получала деньги от других мужчин, которые возвращались за море, пока я продолжала работать. Я спросила у Седрика про продолжение его выплат.

Он ответил, что теперь я была в Швейцарии, я была его женой, и он позаботится обо всех моих нуждах и обо. Он сказал, что мне недолго нужен был доход, которым он меня обеспечивал.

Он поставил себя между мной и деньгами. Он, очевидно, думал, что я спала с ним за комнату и за стол. Для любой девушки моей профессии секс никогда не бывает бесплатным.

Седрик думал, что деньги, которые он мне посылал, были единственным источником дохода для. На самом деле его деньги были одной третьей моего общего дохода.

Это было даже меньше, чем я посылала своей матери и сестрам в Убон. Я не могла рассказать ему, что живу за счет щедрости других мужчин и что я продолжала работать. В финансовом плане я была очень хорошо обеспечена в Паттайе.

Я чувствовала, что потеряла свободу; я определенно потеряла свой доход. Все это ставило меня в затруднительное положение: Чтобы создать новый источник дохода, я вышла замуж за молодого швейцарца под предлогом улучшить свою жизнь и финансовую ситуацию.

Хотя Швейцария была прекрасной страной, и я жила в комфортабельном доме, но я не понимала их языка, и мне было очень скучно. Я была за 5 миль от дома, от клейкого риса, пикантной еды, жаркой погоды и ночной жизни, к которой привыкла. После обсуждения вариантов спонсирования с Седриком, даже на трудном английском языке, я приняла тяжелое для меня решение. Я чувствовала, что у меня нет другого выбора. На мой 10 день пребывания в Швейцарии я в последний раз ему сказала, что мне нужно посылать деньги домой каждый месяц.

Он сказал, что посылал деньги каждый месяц, пока он жил в Швейцарии; заплатил выкуп; купил золота моей семье; и ноутбук для. Так как это было его последнее решение, я сказала, что мне нужно вернуться домой к моему прошлому занятию, так как он отказал мне в единственном доходе. Короткий брак Седрик не только был огорчен, но и был очень зол.

Он потерял секс, за который, как он думал, заплатил заранее. Еще хуже и оскорбительнее для него было — это то, что его молодая жена предпочла проституцию новоиспеченному мужу.

Его эмоции выплескивались одни за другими: Он сказал, что после того, как он потратил столько денег на меня за последний год, он не позволит мне вернуться в Таиланд.

Я останусь его женой и буду жить в Швейцарии. К несчастью, его социальная зрелость была на десять лет моложе его хронологического возраста: И, конечно, он не знал женщин, работающих в секс-индустрии.

Хотя мы уже были знакомы с ним достаточно времени, он не смог понять меня, а я. Наши жизненные опыты отличались на градусов. Мы не были частями единого целого, а наши различия, казалось, были врезаны в камень. Я схватила свой паспорт и начала паковать вещи. Я точно не знала еще, как я буду возвращаться в Таиланд и даже, как я доберусь до аэропорта. Все это меня меньше трогало, чем мой дальнейший доход.

Если Седрик не будет посылать денег моей семье, я не смогу долго обслуживать. Я возвращалась в Таиланд. Он не понимал, что я вышла замуж за него только с тем условием, что он продолжит пересылать деньги моей семье. Было очевидно, что он верил в мою добродетель.

Так, у него появился большой опыт жизни с барными девушками. Я схватила свой паспорт, но Седрик вырвал у меня его из рук. Я укусила его руку так сильно, как могла. Когда он закричал, он выпустил мой паспорт, я ослабила зубы и схватила свой документ. Я сказала ему, что у него не было права лишить меня паспорта — он принадлежал.

Что касается меня, то он не купил меня, он просто сделал первый взнос, и его выплаты должны были продолжаться. Его мама услышала нашу ссору и прибежала. Она была в шоке от того, что я так сильно колотила ее сына; она вызвала скорую помощь. Конечно, никто из них не мог понять мое чувство отчаяния. Они никогда не понимали, что будет делать моя семья, оставшись без жизненно-необходимых ей вещей.

Я не могла оставить это так, я не могла позволить случиться. Я спала с мужчинами с 14 лет, чтобы заботиться о своей семье. Я не позволю, чтобы за это перестали платить.

Сначала мы поехали в больницу в отделение экстренной медицинской помощи, чтобы наложили шов на его неглубокую рану. Все говорили по-французски, я их не понимала. Почему я вышла за человека, который говорит по-французски? Я ждала, пока Седрику не оказали медицинской помощи.

Наконец, мать Седрика вышла; она была в гневе, что я очень хорошо понимала. Я представляла себя на ее месте: Я полностью применила ее чувства к. Она сказала, что мне нужно обратиться к психологу. Но я была готова сделать что угодно, чтобы ускорить мой отъезд в Паттайю, где я вновь смогу увидеть свою семью и зарабатывать деньги для ее процветания. С неохотой, но я пошла ей навстречу, я пошла к психологу.

Сразу же после лечения руки Седрика, мы втроем сели и поговорили с терапевтом о случившемся. Мама Седрика думала, что я сошла с ума, так как мое поведение было ненормальным. Она не понимала, что кто-то мог не любить ее сына.

Она также не понимала, что мое такое поведение связано с неожиданной потерей денежного дохода. Седрик с мамой разговаривали с ним по-французски, а он переводил для меня на английский язык. Я объяснила ему, что я не сумасшедшая; мне попросту нужен был мой паспорт, и я хотела бы вернуться в Таиланд.

Он согласился, что это было бы лучшим решением, и поговорил с мамой Седрика. Я взяла свой паспорт, и мы договорились. Мы вернулись домой из больницы, я запаковала свои вещи. В Паттайе есть обычай: Седрик и его мать были не в курсе взаимоотношений фарангов и барных девушек, тем более, ничего не знали о стандартных манерах. Я ничего не оставила, за исключением нескольких безделушек, которые были со. Мама Седрика взяла мои сумки, надеясь, что я попытаюсь найти счастье с другим мужчиной, возвратившись в Таиланд.

Она вызвала полицию, чтобы отвезти меня в аэропорт. На 4 часа я была задержана и до полета пребывала в маленькой комнатке. После я села на борт самолета, который должен был отвезти меня домой. На швейцарских авиалиниях всегда прекрасно обслуживают. Было приятно, когда тебя обслуживали фаранги, а не ты .