Знакомства и форумы боливии

Староверы в Боливии. История переселения и жизнь сегодня (Видео)

Миссии иезуитов в Чикитос — культурно-исторический памятник, состоящий из шести здесь южноамериканских индейцев в католицизм с помощью знакомства их с После высылки иезуитов из Боливии, большая часть городов, . Сообщить об ошибке · Сообщество · Форум · Свежие правки · Новые. Самая-самая Боливия! Первое знакомство. Чура. Пару лет назад состоялся мой вояж в Южную Америку, одним из этапов которого было исследование. Новости, Справочник, Афиша, Знакомства, Журнал, Русский Экспресс, Канадский Курьер, Русское телевидение, Недвижимость Торонто, Финансы, .

В каждом из них на стене висел прайс: Но похоже это чисто способ развода богатеньких туристов. Но и этой цифры было многовато. Поэтому в одном месте отель Presidente Inn еще пошли навстречу и согласились на мои 15 солей.

Правда, в отеле с таким громким именем не оказалось телика, и горячая вода была обещана только утром. Оглядел номер, согласился и бросил вещи. После этого выполнил уже становящуюся традиционной процедуру — хавчик в чифе, и спать, предвкушая завтрашнее знакомство с самой бедной страной Южной Америки — Боливией.

Я уже знал, что первым делом поеду в Copacabana, город на берегу Титикаки это уже в Боливиипоэтому, сполоснувшись в обещанной горячей воде, сразу отправился на вокзал. Вообще уехать в Копакабану из Пуно можно двумя способами: Обычный подразумевает под собой прийти на нормальный вокзал, купить билет сразу до Копы и не париться: Выпендржный вариант, наоборот, не подразумевает таких удобств.

Сперва наперво нужно прийти на вокзал для местных, затем умудриться втиснуться в автобус, доехать до Yunguyo, оттуда добраться до границы, пройти все необходимые приграничные процедуры и уж только потом ловить какой-нибудь транспорт до Копакабаны.

Сразу скажу, что первый вариант, однозначно, не по мне — слишком скучно. Да здравствует выпендрежный маршрут! Первое, что сделал, это просто ох Народу — тьма тьмущая. Все хотят куда-то уехать, причем большинство почему-то в Yunguyo. На платформе, куда должны подкатывать автобусы, следующие до этого населенного пункта, народу человек И все с баулами, мегаавоськами и прочим крупнокалиберным грузом. На других направлениях, наоборот, куча автобусов всего на несколько челов.

Поофигевал чуток и решил стать м. Как только занял эту позицию, следом пристроились еще человек И чего они все туда прутся? Полчаса стоял, наблюдая как к соседним перронам регулярно подъезжают и уезжают автобусики. К нашему — нифига. Наконец, и нам улыбнулась удача, и к нашей платформе подкатил микробусик. Люди, истосковавшиеся по транспортному средству, с превеликим удовольствием утрамбовались вовнутрь. Впихнулось туда, наверное, человек Остальные, включая меня, продолжили ждать.

Еще через полчаса прибыл автобус по солидней. Туда уже смог вместиться и. Хотя позиция моя явно подразумевала то, что ехать придется стоя, сесть мне все-таки удалось — огромный респект перуанской школьной учительнице Эсперансе.

Она, запрыгнув внутрь в числе первых, почему-то застолбила местечко для меня рядом с собой и никого туда не пускала. От нее я узнал причину ажиотажа в сторону Yunguyo — оказывается в эти дни в соседней Copacabana туда я как раз и еду проходит грандиозная фиеста, сочетающая в себе 2 праздника: Погляжу, а может и поучаствую в этом празднике.

Всю дорогу мы с ней обсуждали экономическое состояние Перу и России. На данный момент мы, конечно, впереди. В Перу большие напряги с работой — Эсперансе даже пришлось из-за этого переехать из Арекипы в Пуно. Снимать жилье здесь намного дешевле, чем у. К примеру, в столичной Лиме за однокомнатную квартирку просят долларов в месяц, в остальных городах — не больше Если надумаете купить жилье, то цены примерно такие: Его эквивалент в мелком поселении — 5—10 тыс.

Не знаю только, могут ли иностранцы покупать тут недвижимость. Пока мы общались, краем глаза видел торчащую с сиденья позади рожу паренька, который после каждого моего ответа прятался и пересказывал мои изречения своим предкам. Меня это радовало прежде всего тем, что мой испанский понятен окружающим. Хотя если послушать, то говорю я как чукча в анекдотах: За разговорами два часа пролетели незаметно.

Проезд, кстати, стоит 6 солей обычно 5, но за счет фиесты транспортные компании решили подзаработать. Если бы я поехал с солидного вокзала, то за этот же путь с меня бы содрали солей Эсперанса так сказала, сам не проверял. В Yunguyo прибыли около 11 часов. Здесь заметил забавную фишку, связанную с дорожным движением. Если улица — односторонка, то многие водители, вместо того, чтобы как-то ее объехать, пятятся задом во встречном направлении.

Для Эсперансы это был конечный пункт, мне же нужно было еще добираться до погранперехода Kasani — это еще 2 км. Расстояние мелкое, но и маршрутки дешманские — всего 0,5 соля это как в платный толчок на вокзале сходить. На выезде из Yunguyo случилась длиннющая очередь из легковушек, грузовиков и автобусов — всего того транспорта, который двигается в Боливию. Длина этой очереди — как раз 2 км. Причина, думаю, фиеста в Копакобане. Ох, хорошо, что не выбрал прямой автобус Puno— Copacobana.

Нашему же микрику соседняя страна была неинтересна, поэтому окольными путями мы шустро добрались до приграничной арки. Здесь, слава богу, перуанская и боливийская миграции находятся рядом — бегать за тридевять земель не. Вообще, этот погранпереход — один огромный рынок. Здесь продают все и вся: Вся торговля идет вдоль дороги. Не будь здесь пограничных зданий, не поймешь, что вот-вот и ступишь на чужую землю. Еще здесь много обменных пунктов, пестрящих надписями на инглише, и частных менял в основном это пухлые старушки.

Курс этот, естественно, если ты покупаешь боливийские бабосы. Обратного курса не знаю. Очевидно, что покупать выгодней за доллары.

Я этого делать не стал, решив, что, добравшись до Копы, сниму нужную мне сумму в банкомате — курс должен быть выше. На всякий пожарный поменял лишь 10 солей. Затем прошелся по миграциям и без проблем влепил штамп о выезде, а затем и о въезде.

Немного пообщался с перуанским погранцом: Долго задерживаться на границе не. Купил лишь килограмм мандарин, которые тут же раздал детишкам в автобусе до Копакабаны. Автик долго петлял в пробках по улицам Kasani и как-то незаметно очутился в Копе. В паре кварталов от центра встал, намертво заблокированный трафиком.

Все вышли, а я, не отобразив, где нахожусь мне казалось, что еще далекопродолжал еще полчаса тупить в салоне. Только когда водила мне объяснил ситуацию, выполз наружу и пошагал в центр.

А где же фиеста? Неужели празднование столь значимого праздника заключается в выволакивании всякого ненужного барахла на улицу в надежде спихнуть его кому-нибудь по приличной цене. Именно так и выглядела вся центральная часть города: Если это и называется фиестой, то на каком-нибудь китайском рынке у нас в России фиеста каждый день. Пошел бродить по окрестностям. Помимо уличных торговцев здесь наблюдалось множество обменников с тем же курсом, что и на границересторанов и отелей — явно туристическое местечко.

Несмотря на то, что Копакабана — болиивийский город, все цены здесь в солях. Если спросить продавца, сколько же это будет стоить в боливианах, то он на какое-то время задумается. Первым делом хотел найти банкомат, но его тут не оказалось — вообще нигде не. Ну, хрен с вами. Сейчас мне местная валюта и не нужна, коль везде принимают соли.

А в La Paz неофициальная столица страны уж точно должны быть эти машины. Затем решил пристроить свою задницу в какую-нибудь ночлежку, коих здесь дофигища. Сунулся в одну — мест нет, вторую — мест нет, пятую, десятую — мест.

Что за жопа-то такая! В одиннадцатой места были, но чел хотел заиметь с меня 90 боливианов. Тем более что он не блистал надписями Hilton или Sheraton. Последующие попытки давали один и тот же результат — все занято. Не больно-то и хотелось. Решил, что раз город принять меня не хочет, пойду в деревню Yampupata 17 км от Копытам переночую, а завтра найду лодку до легендарного Острова Солнца. Вот сейчас только поем, пошатаюсь часок по городу и пойду.

Пошел бродить по улицам, а потом вспомнил слова школьной учительницы, что рядом с городом есть холм, с которого открывается неплохой вид на Копкабану и озеро Титикака.

Комментарии Как я выжил на Дороге Смерти в Боливии. — рассказ от

Склон выглядел очень оживленным: Вдоль широкой тропы стояли лотки с сувенирной продукцией. Ассортимент сувениров довольно странный. В основном это макеты домов современного типа, автобусов с логотипами реальных компаний и кучи, нет — горы фальшивых долларов и евро.

Некоторые экземпляры весьма похожи на оригинал. За 1 соль можно купить нехилый кирпич баксов, а, скупив все на одном лишь лотке, наполнить здоровенный чемодан. Уж не здесь ли американские режиссеры закупают миллионы зеленых для своих фильмов? Понравился лозунг продавцов — стань миллионером за 1 соль. У меня даже возникла мысль купить пару миллионов, но отсутствие чувства юмора у наших погранцов отбило эту идею — загребут еще за фальшивомонетчество.

Поднимаясь выше, стал наблюдать некоторые признаки фиесты: Это меня радовало — значит, все-таки, праздник где-то.

На вершине холма поддатые горожане и гости города вовсю отплясывали под зажигательные ритмы латинской музыки. Вокруг постоянно хлопали многозарядные петарды, а всех вновь прибывших посыпали каким-то липким конфетти. Специально для празднующих здесь были организованы гигантские батареи пивных бутылок. Но время жизни этих пивных запасов весьма коротко — расходились они моментально. Музыка, конечно же, живая. После каждой сыгранной песни музыкантов щедро угощали пивом. От этого после 30—40 минут их дееспособность резко падала.

На смену им приходила новая группа гитаристов и баянистов, чтобы вскоре тоже уйти в даун. Я решил стать мирным наблюдателем за течением фиесты и уселся на бортике рядом с одной веселящейся компанией.

Вскоре раздухаренные пляшущие тетушки заметили белого рюкзачника и начали прилагать всяческие усилия по его привлечению в процесс празднования. Первым делом я был просто обязан выпить несколько стаканов пива за святую Деву Марию.

Следующий этап — кровь из носу, должен станцевать. А почему, собственно, нет? Тем более что впитывающееся в кровь пиво способствовало.

Оставив рюкзак на хранение пожилой синьоре, присоединился к веселящимся. Дальше остановиться уже не. Это, конечно же, привлекало внимание окружающих — вокруг образовалась внушительная толпа улыбающихся перуанцев и боливианцев. Похоже гринго, танцующий на фиесте, — редкость для этих мест. В миг я стал лицом номер один на этом празднике. Каждый пытался угостить меня пивом и сфоткаться. Насчет второго — всегда пожалуйста. Пиво, конечно, хорошо, но не в таких количествах. Сколько времени веселились — не знаю, но в половине седьмого, когда начало смеркаться, я вспомнил, что жилья-то у меня нет, и нужно еще пилить 3 с лишним часа пешкарусом до Yampupata.

Самая-самая Боливия! Первое знакомство

Еле смог выбраться — с каждым человеком нужно было не по одному разу попрощаться и выслушать всевозможные пожелания на удивление, многие чуть-чуть говорили на инглише.

Одна шибко ужратая сеньорита кинулась меня провожать под предлогом, что она тоже хочет в ту деревню. Пришлось отмазываться и возвращать ее в лапы подруг. Из города вышел, когда уже почти стемнело.

Бодрой пошатывающейся походкой отправился в сторону Yampupata. Вскоре догнал молодую сеньориту. На спине у нее болтался ребенок, а перед собой она катила тачку внушительных размеров. Некоторую часть пути шли вместе — помог ей докатить тележку до нужного места. Она тоже немного говорила по-английски. Блин, за один вечер в Боливии я встретил больше англо-говорящих местных жителей, чем за целый месяц в Перу.

И это в самой бедной стране континента. Дальнейший мой путь проходил в компании налобного фонарика. Попытался разок поавтостопить, но местный абориген отказался везти меня забесплатно, пришлось пешкарить. Примерно через час идти задолбало.

Иезуитские миссии на землях индейцев чикитос

Сдалась мне эта деревушка?! И, не найдя лучшего места, разбил палатку в метре от дороги и в пяти метрах от озера. Была еще опция заночевать в лодке, но уж слишком ребристое дно у нее. Как только обустроился, понял, что с собой у меня совершенно нет еды а ел я только днем — завтра с утра придется на голодный желудок тащиться и что денег в виде боливиан у меня тоже нет — только соли и доллары.

Но вторая мысль не шибко беспокоила: Заморачиваться сегодня не стал — проблемы нужно решать по мере их поступления. Перед сном немного понаслаждался свечением тысяч звезд на ясном небе. Когда нет лишнего искусственного света, их особенно много — видны даже звездные облака, принадлежащие нашему Млечному Пути. Нет, не пустота в сознании — пустота в желудке.

Ее я ощутил сразу, как проснулся. Но обращать на то особого внимания не стал — что я, студентом не был что ли? Начинало светать, но солнце еще не появилось — преграду его лучам опять создавали горы.

Ночью было довольно холодно, поэтому инея на палатке накопилось дофига. Но ждать, пока все это дело растает, обламывало. Стряхнул, что смог, упаковался и пошел. Судя по показаниям GPS, впереди еще было 12 км топанья. Дорога не утомляла, все было отлично, самочувствие идеальное, идется хорошо. Прошелся по Inca Road. Это участок пути тропапо которому когда-то ходили индейцы, а сейчас по нему можно немного срезать относительно автодороги. На нем набрал примерно метров высоты — тоже.

Однако постепенно силы начали улетучиваться — никакой энергетической подпитки у меня не было со вчерашнего обеда. Да и ту я израсходовал на танцы—пляски.

Примерно через час встретилась какая-то деревня. Домов вроде много, а местных жителей не видать. Идя вдоль дороги, зыркал по сторонам в поисках продуктового магазина. Нифига — похоже, тут они живут исключительно натуральным хозяйством.

Затем была еще деревня — уже побольше тут даже был отельно магазинов — шиш. На выходе из населенного пункта меня остановил старичок, предложивший довезти до Острова Солнца который и был конечной точкой на своей лодке: Сказал, что в Yampupata это будет дороже. Даже притащил какой-то древний путеводитель года, где авторы рекомендовали именно этого чувака. Но стало жалко дедка — упреет он столько грести.

Он мне показал старые открытки из разных стран, оставленные туристами. Много разных, но из России — ни. Хотел еще продать приспособление для метания камней в качестве сувенирано тащить эту хрень мне не хотелось. Да и эстетической красотой оно не блистало, и духом древности от него не веяло. Получасовая задержка однозначно не пошла на пользу желудку. Он начал усиленно возмущаться, отвлекая от глазения по сторонам. К тому же дорога поперла вверх — а это дополнительные усилия, которые нужно из чего-то генерировать: Скоро уже сутки, как ничего не ел.

Стал вспоминать поход в джунгли: Но это в джунглях, здесь же на высоте почти 4 тысячи метров ничего такого не растет, а жевать сушеную траву не хочется. Еще вспомнил, что в рюкзаке есть кожура от мандаринов забыл выбросить, когда вчера утром ел их на границе. Но решил отложить это лакомство на более тяжелые времена.

Матерился сам на. В тот день пятница нам повезло: С ближайших сёл Перу и из Боливии съезжались люди и переходили границу туда и сюда без паспортного контроля. Сам паспортный контроль находился среди всего этого рынка, не загораживая основной путь сегодняшней торговли. Мы могли спокойно пройти в Боливию из Перу, и нас бы никто не остановил. Чтоб пройти паспортный контроль и получить заветную печать сначала о выезде из Перу, а затем о въезде в Боливию пришлось искать эти пункт пропуска среди огромного оживленного рынка.

Контролировать все это пограничники не могут и у зашедших спрашивают, какую печать поставить: Получив печать в паспорт, перекусили местной кухней и сели на маршрутку, идущую в Ла Пас. Был базарный день, и маршрутка, помимо пассажиров, набивалась всякими коробками, котомками, авоськами и сумками, что грузили на крышу маршрутки и, конечно, в салон. За проезд с туристов у них принято брать 20 боливиано, в то время, как местные платят боливиано. Примерно через час на середине пути до Ла Паса мы вышли, чтобы посмотреть достопримечательность Боливии - комплекс Пума Пунку и Тиаунаку.

Церковный комплекс[ править править код ] Внутренний двор церковного комплекса На четвёртой стороне площади находился церковный комплекс, состоящий из главной церкви, доминирующей над всем комплексом, школы, жилых помещений для священников, помещения для администрации миссии, гостевых комнат. Позади церковного комплекса находился огород, окружённый стеной и кладбище. Здания церковного комплекса по высоте не отличались от домов индейцев. Церкви[ править править код ] После организации начального поселения, иезуиты сразу же принимались за постройку церквикоторая в первое время служила образовательным, культурным, экономическим и административным центром миссии.

Над входом в храм Шмид расположил надписи на латинском и испанском языках: Церкви строились в период с й по год и при их строительстве использовались местные строительные материалы, такие как дерево, из которого были созданы резные колонны, алтари. Все церкви сделаны из деревянного каркаса. Пол, как и крыша, выложен из плитки.

Низкая архитектурная структура церквей была подобна амбарамнесмотря на это они имели монументальный вид. Стены церквей были украшены карнизамипилястрамиобломамиаркадамибыли отштукатурены смесью из песка и глины и разукрашены национальными индейскими мотивами.

В некоторых случаях для украшений стен, колонн использовалась слюда. Оформление окна в виде розы Над входной дверью располагалась окно в виде розы с лепестками. Внутреннее церковное пространство, характерное для базилик, разделялось на три нефа деревянными витыми колоннами. Чтобы привлекать слушающих, кафедры, алтари и амвоны были сделаны яркими, привлекающими внимание.

Внутреннее убранство церкви Деталь алтаря На алтарях в церкви Сан-Хавьер и Консепсьон были изображения иезуиты вместе с индейцами. Также в церквях были деревянные скульптуры Девы Марии, святых и распятия.

В году архитектор Ганс Рот начал восстановление архитектурных памятников миссий. Были восстановлены сотни домов индейцев, обновлены церкви, школы.