Знакомство лермонтова и гоголя

Гоголь и Пушкин: были ли знакомы писатели?

знакомство лермонтова и гоголя

Из материалов к биобиблиографическому словарю Гоголь и его окружение* Предполагают, что знакомство Н. В. Гоголя с М. Ю. Лермонтов читал наизусть Гоголю и другим, кто тут случились, отрывок из новой своей поэмы «Мцыри», и читал, говорят, прекрасно. Константин не. В статье освещена история знакомства Гоголя с Лермонтовым в Москве в The article deals with how Gogol and Lermontov got acquainted in May

Хотя, конечно, кто знает, может быть, и далеким потомкам бывает иногда невмоготу: И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, — Такая пустая и глупая шутка… Что касается самого Михаила Юрьевича, то он мечтал о далекой утраченной родине предков: На запад, на запад помчался бы я, Где цветут моих предков поля… Мотивы свободы и воли, одиночества и странничества пронизывают творчество Лермонтова.

Гоголь и Лермонтов

Не случайно и его своеобразное отношение к России: Люблю отчизну я, но странною любовью!. Они надругались над историей и промотали богатство страны, и поэт пылает пламенным гневом против несостоявшихся отцов.

Как сын, он возмущен доставшимся ему наследством, отсюда эта горькая лермонтовская тема: Другое дело — русская природа, ее картины и ее печаль: Но я люблю — за что, не знаю сам — Ее степей холодное молчанье, Разливы рек ее, подобные морям; Проселочным путем люблю скакать в телеге И, взором медленным пронзая ночи тень, Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге, Дрожащие огни печальных деревень.

Эти строки написаны в году. Пьяные мужички — это вроде забавы, национальная экзотика. Или, как мы говорим сегодня, властных структур. А раз так, то: Прощай, немытая Россия, И вы, мундиры голубые, И ты, послушный им народ… Удивительно, как эти строки не выкинули из собраний сочинений поэта в советские времена! Считалось, что эта инвектива относится лишь к николаевской царской России, но гении обычно прозорливы и видят ход дальнейших событий через толщу времени.

А теперь обратимся к Николаю Васильевичу Гоголю, другому нашему классику. Собственно говоря, он не просто Гоголь, а Гоголь-Яновский. Один из предков писателя был поляк. Да и мать до замужества носила не очень русскую фамилию: Позволим себе столь дерзкое домысливание.

Он пародирует современный порядок, современный класс чиновников, он не совсем прав и местами немного дерзок. Несчастье России состояло не в том, что на ее земле родился Гоголь чья метафизическая исключительность — его беда, а не Россииа в том, что Россия поверила в искаженный образ — как в достоверный и реальный. Еще немножко — и Гоголь разбудил Герцена, а Герцен… А дальше пошло и поехало!

А во втором томе у Гоголя сказано: Понукатель — это барин, который приедет и рассудит? Но как при Гоголе, так и после Гоголя, как при самодержавии, так и при социализме, в советские времена и постсоветские, Россия — это конгломерат проблем. Душа хочет одно прекрасное, а бедные люди так несовершенны, и так в них мало прекрасного!

Как же сделать это? И сам же ответил: Семь часов провел в Подольске и неделю, по случаю, в Курске; и Курск его не привлек. Остальную Россию он видел из окошка кареты: Да, Гоголь любил Россию, но любил и путешествовать по Европе, а уж лечиться — и тем. Он писал с дороги: Писатель Борис Зайцев подтвердил: Это прямое и настойчивое обращение в творчестве к Христу стало новым этапом в развитии русской классики. Именно Гоголь так настоячиво и открыто соединил художественное творчество с борьбой за идеалы христианства.

Это художник и христианский проповедник одновременно: Николай Алексеевич Некрасов "Новое время — новые песни" - так памятен этот мотив из поэмы "Кому на Руси жить хорошо"самого значительного и не завершенного некрасовского полотна.

Некрасов входит в нашу литературу уже после гибели Пушкина: А уже вскоре, в середине сороковых, Некрасов становится полновесным участником литературной жизни, обратившись от романтических веяний к мотивам на злобу дня, к жгучим проблемам современности. Но именно здесь и суждено было проявиться некрасовскому гению. В Некрасове русская классика обрела мирскую почву, и пусть не видится это каким-то упрощением или обеднением по сравнению с пушкинским поэтом-пророком.

К мирскому служению Христу с таким трудом шел и Гоголь, встречая столько непонимания при. А вот Некрасову, возможно, это удалось и в глазах его соратников, читателей-современников.

знакомство лермонтова и гоголя

Радищева, декабристов, а будучи понят не с излишней прямолинейностью, он найдет что-то созвучное и у Пушкина, призвавшего Отчизне посвятить души прекрасные порывы… Некрасов, с его жаждой гражданственного служения, - закономерный шаг в развитии русской литературы.

Именно его гражданственный пафос и вся соответствующая ему поэтическая гармония стиха отвечает высоким критериям русской классики. Стих Некрасова глубоко народен, в нем нашли отражения интонации русских песен, образы фольклора и живой устной речи. Поэт, может быть, как никто прежде, сумел приблизить стихотворное мастерство к восприятию не только искушенного читателя, но и простолюдина.

Здесь, конечно, не прошел мимо и опыт великого поэта-простолюдина А.

Ералаш Пушкин, Толстой, Гоголь, Лермонтов 1

Некрасов придал простонародным мотивам полное достоинство и право отражать любые стороны жизни. Это удивительное свойство дворянина по своему положению — хотя и пережившему в своей судьбе крайнюю нужду, муки ради куска хлеба… Некрасов создал истинную энциклопедию русской трудовой жизни середины 19 столетия. Его герои — крестьяне, подневольные бурлаки и работники, солдаты и их семьи — воплощены с непередаваемой глубиной и живостью, это точные и - одухотворенные портреты "Несжатая полоса", "Забытая деревня", "Размышления у парадного подъезда", "Мороз, Красный нос", "Железная дорога", "Русские женщины" и другие поэтические шедевры.

Многие его стихи стали и народными песнями: Некрасов утвердил право любого простолюдина, крепостного, бурлака или бродяги быть запечатленным в литературном полотне.

знакомство лермонтова и гоголя

Так классика приобрела еще одну грань творческой свободы — свободу социальную… Некрасов был активнейшим деятелем литературной среды, издателем и редактором таких журналов, как "Современник", "Отечественные записки", определивших целую литературную эпоху.

Поэтому так много у него и стихов, посвященных соратникам по борьбе за народное благо, выдающимся современникам: Некрасов поэтизирует свою эпоху в событиях, портретах, картинах быта и природы. В "Кому на Руси…" Некрасов мечтал о тех временах, когда высокая литература станет поистине народной "Когда мужик не Блюхера, и не милорда глупого Белинского и Гоголя с базара принесет"и как никто другой послужил этому своим талантом.

Иван Сергеевич Тургенев Тургенев — первый долгожитель в русской литературе золотого века: Наконец, Тургенев — из первых выходцев-писателей с орловско-курского ареала: Толстого и Лескова, Писарева и Бунина. Явление Тургенева — свидетельство зрелости, устойчивости в становлении русской классики: Тургенев впитал уже всю полноту русской литературной традиции, не столько развивая новые эстетические качества, сколько закрепляя весь художественный опыт своих предшественников.

И этот великий опыт Тургенев переносит на изображение современности: По тургеневским наблюдениям критики выводили целые закономерности в характерах и поведении "Русский человек на rendez-vous" Н.

Тургенев открыл и первых революционеров вроде Инсарова, и несостоявшихся борцов, красочных демагогов вроде Рудина.

знакомство лермонтова и гоголя

И, конечно, Тургенев одним из первых вывел живые лики русского крестьянства: Хорь и Калиныч, Касьян с Красивой Мечи, Ермолай, герои-певцы, однодворец Овсяников… Да, заслуженно высоко подняли имя Тургенева его "Записки охотника""Рудин", "Дворянское гнездо""Отцы и дети" - как мастера глубоких жизненных обобщений, а не это ли и есть подлинное призвание русской классики? Тургеневу свойственно сокровенное переживание природы, в его творчестве мы видим глубокое единение человека с землей, его взрастившей, что составляет древнюю русскую духовную традицию.

Столь велико и мастерство его как художника, что любая пейзажная зарисовка все теряет в своем пересказе: Читать Тургенева — погружаться в совершенный художественный мир… Тургенев начал свое творчество в е годы со стихотворений "Вечер", "К Венере Медицейской", "Русский", "Дай мне руку" и др.

Это подлинные шедевры слова, исполненные глубины духа и художественного мастерства. Вот один из таких шедевров — "Русский язык"передающих весь опыт русской классики, всю жизнь русского Слова: Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!

Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу! Федор Иванович Тютчев Почти ровесник Пушкина — по рождению… Но лишь во второй половине золотого столетия Тютчев полновесно присутствует в русской литературе, его творчество словно заново открывают после вышедшей в м году статьи куда более молодого, но уже прочно вошедшего в литературную жизнь Н.

Некрасова — с характерным названием "Русские второстепенные поэты": Некрасов дает высокую оценку печатавшимся в м годах стихам, подписанным инициалами "Ф.

И публикация этой статьи совпала с особой порой в жизни самого Тютчева: Что же, и при жизни Лермонтова было опубликовано лишь несколько его лирических произведений… Так и у Тютчева — всего две изданные книги небольшого объема: Но Тютчеву была отпущена судьбою жизнь долгая, не прерванная так нежданно, как у Пушкина, Грибоедова или Лермонтова… Сравнительно небольшое количество художественных произведений Тютчева несоизмеримо с глубиной и значением его творчества.

Вот как сказал друг Тютчева, гениальный лирик Афанасий Фет: Но муза, правду соблюдая, Глядит — а на весах у ней Вот эта книжка небольшая Томов премногих тяжелей. Небольшая книга Тютчева своеобразно свидетельствует об удивительной степени свободы в творчестве поэта: Слово рождается только в свой срок, когда не может не родиться.

Так, как у Тютчева, могло сложиться только творчество поэта в дворянский век русской культуры. Вот она, естественная, приобретенная достоинством поколений, родовая свобода — свобода творчества… И с каким достоинством поэт несет это наследие свободы.

Нет здесь, говоря пушкинской строкой, часов забав иль праздной скуки, нет изнеженных звуков безумства, неги и страстей. Только чистая, свободная духовность… Тютчев явился во второй, весьма сумрачной половине века, словно носитель истинно пушкинского гения — гения света и свободы, да еще столь вызревшего и столь независимого ни от общественного мнения, ни от гнета литературной среды… Кажется удивительным почти незамеченное современниками присутствие рядом с Пушкиным, еще в е годы совершенных шедевров Тютчева: Такое созревание поэтического кристалла первой величины на периферии литературного движения тоже явилось свидетельством зрелости, полноты русской классики как состоявшегося эстетического явления высочайшего уровня.

Лучшее свидетельство гения — очевидная ценность его удивительных строк. Только читать Тютчева — и не нужны никакие комментарии… Как читал великий Лев Толстой стихотворение "Тени сизые смесились" написано в середине х годов: Я не могу читать без слез.

Я вам сейчас скажу его"… Так и должно чувствовать и передавать истинную поэзию. Да, самая кристальная, чистая одухотворенность русского слова сказалась в каждой строке Тютчева. И Тютчев прожил большую, долгую жизнь, так тонко и прочно сплетенную с судьбами России. Это дипломат и философ, придворный камергер и литературный цензор, имеющий высокий чин тайного советника.

знакомство лермонтова и гоголя

Колорит пьес Островского совершенно неповторим: Чаще всего материал произведений взят из купеческой среды — своеобразного сословия, в котором, с одной стороны, выделяется необычайная энергия и яркость, заметность в русской жизни, здесь, можно сказать, нет привычного героя русской литературы — маленького человека; с другой же стороны, купечество со своей резкой консервативностью в культуре, в быте, оказалось и носителем многих уходящих жизненных устоев.

Это можно связать с тем, как, высмеивая прежде старые нравы в купеческой среде и одновременно все глубже изучая жизнь своих героев в том числе и работая в мирском и коммерческом судахОстровский видел и достоинство так называемой жизни по "Домострою" великая книга - свод правил христианской жизни, составленный при Иване Грозноми, главное, зыбкость новых оснований русской жизни.

Сколько резкой и яркой, авторитетной критики вызвал один из любимых героев Островского — патриархальный и весь просветленный Любим Торцов из комедии "Бедность не порок"! Что говорить о пьесе "Комик го столетия", где восклицают о "Домострое": Вся жизнь как на ладони".

Распад христианского уклада в быту рисует драматург в знаменитой "Грозе"выведя тяжкое столкновение стариков-самодуров, превратно и неглубоко воспринимающих и православие, и вековые домашние традиции, с молодым поколением, где есть и попросту безвольные, опустошенные люди вроде Бориса Дикого или Тихона Кабанова, а есть и такие глубокие, сильные натуры, как Катерина, во всем противоречащая традиционной добродетели и страдающая от неспособности найти прочный жизненный путь.

Ответы@spanglers.info: Были ли знакомы Н. В. Гоголь и М. Ю. Лермонтов?

И, конечно, подобное содержание гораздо шире нравов купеческой среды: Пьесы Островского исполнены и глубокого религиозного смысла, в целом его творчество незримо обращает читателя и зрителя к Христу, хотя сам драматургический род не близок к проповеди, а, наоборот, препятствует выражению активной авторской позиции.

В драматургии может быть убедительна именно сама жизнь, создаваемая на сцене по образу реальности, и пьесы Островского, столь активно принятые публикой и критикой, безусловно несут громадный запас жизненной и художественной правды.

знакомство лермонтова и гоголя

Островский смело ввел в свои сюжеты жизнь, во многом грубую, упрямо прямолинейную, где конфликты обнажены и часто лишены всякого изящества: Время дало живой колорит, а духовная значимость их вполне сродни вечной проблематике в русской классике, отразившей сложнейшее переплетение судеб на основе становления христианских ценностей, в вечной борьбе добра и зла.

И если кажется беспросветным трагический уход Катерины, то в одной из последних своих пьес — "Бесприданнице"Островский показал немыслимую тоску по потерянным идеалам жизни и — трагически звучащую надежду: Лариса Огудалова не может повторить самоубийство Катерины, и уходит из жизни со словами христианской любви ко всем грешным людям. Так выстраивается внутренний сюжет творчества Островского: Он показал Россию как самобытный и даже обособленный от Европы мир, живущий своей неповторимой жизнью.

Островский создал и особенную поэтику в драматургии — с неторопливым движением сюжета и неожиданными, крайними обострениями, с обнаженными мотивами поступков, с пусть и грубоватыми, но энергичными и искренними проявлениями личности в слове, в поступке… Русский театр наиболее полно связан с именем и традицией Островского. Иван Александрович Гончаров По своему значению в развитии русской классики Гончаров ближе всего к Тургеневу, только талант его более умеренный, направленный в одно, пусть и очень глубокое и своеобразное русло.

Гончаров вошел в большую литературу в середине сороковых годов - с романом "Обыкновенная история" Творческий опыт до этого зрелого произведения у Гончарова был совсем невелик. Неспешность и сдержанность вообще характерны для гончаровского стиля — и стиля творчества, и стиля жизни. Впору Гончарову было неторопливое долголетие, мудрое проникновение в жизнь его современников, со сдержанным консерватизмом и спокойствием.

Писатель прошел и долгий служебный путь — главным образом по ведомству цензуры, дослужившись до генеральского чина. Был редактором официозной газеты "Северная почта", преподавал словесность в царской семье, - словом, во всем чувствуется отсутствие революционности и никакой симпатии к деятелям базаровского склада, которые так были интересны и привлекательны для Тургенева.

Сюжет первого его романа и состоит в постепенном преодолении юношеской романтики и легкомыслия главным героем — Александром Адуевым. В конце романа это трезвый и преуспевающий деятель эпохи коммерции и всесильной бюрократии. Герои революционного склада несимпатичны и едва понятны писателю, и в романе "Обрыв" он создаст образ Марка Волохова как очевидный выпад против нигилистов.

Гончарову жаль уходящей романтики, но это его кредо: Мораль эта, возможно, и не претендует на философское обобщение, но в художнике не менее важно умение живописать словом, тонко передавать детали жизни, верные наблюдения — и здесь мало кто сравнится с Гончаровым. Повторим, сама сдержанность и зрелость гончаровской манеры уже свидетельство вместе с тем и созревания и расцвета русской классики, когда пора ярких исканий уже пройдена и литература переживает состояние величественного покоя — на уверенно пройденной высоте.

Центральным произведением в творчестве Гончарова стал роман "Обломов" Это сильное и глубокое обобщение судьбы целого сословия — дворянства, которое в основном и дало русской литературе ее ведущих деятелей. Среди классиков только Гончаров и Чехов не были по происхождению дворянами — Гончаров же заслужил потомственное дворянство по службе хотя передать этот титул было некому: Значение "Обломова" гораздо шире того явления, которое с легкой руки героя романа Штольца, а в основном после яркой статьи талантливого критика Н.

Добролюбова, получило определение обломовщины. Илья Ильич Обломов должен бы стать не только символом лени, безразличия к жизни, упадка и отмирания, а прежде всего — трагического разлада между высокими духовными способностями, оправдывающими собственно все привилегии дворянина, и — их невостребованностью в современности. Всякий перелом эпохи рождает своих обломовых, как и своих чацких.

Последнее замечание навеяно одной из нескольких критических статей Гончарова — статьей о "Горе от ума": Это едва ли не лучшее толкование грибоедовского шедевра, насыщенное мудростью и тонкостью оценок.

Свидетельство тонкого вкуса и взвешенности оценок российского цензора. Глубокая одухотворенность отличает лучшие творения Гончарова — нельзя и "Обломова" оценивать только социологически, не замечая, например, подлинной трагедии веры в этом герое… Знаток искусства, писатель оставил и чрезвычайно мудрые размышления о религиозных основах в русской живописи — картинах Н.

Ге "Христос в пустыне" и А. Иванова "Явление Христа народу". Весь долгий творческий путь Гончарова — свидетельство духовной зрелости литературы золотого века. Федор Михайлович Достоевский Достоевский лишь двенадцатью годами младше Гоголя, а вступил на литературное поприще в середине сороковых. Первая и чрезвычайно успешная публикация повести "Бедные люди" сразу ввела его в круг авторитетных литераторов — еще при жизни Гоголя, еще во времена работы над вторым томом "Мертвых душ"… Но Достоевский принадлежит уже более позднему этапу в русской классике и вполне точно заметил: Достоевский же явно перешагивает сравнительно недолгий век натуралистов с их физиологическими очерками и стремлением к детальным описаниям главным образом негативных сторон жизни: Что же он принял от Гоголя?

Самое очевидное — обращение к теме маленького человека. Его ранние герои живут в бедности и чаще всего совершенно смиряются с униженным положением.

С.Т. Аксаков. Из "Истории моего знакомства с Гоголем"

Здесь нет не только стремления к значительным поступкам, но и хотя бы внутренней претензии на большую жизненную роль. Макар Девушкин из "Бедных людей" даже недоволен гоголевской повестью "Шинель" именно из-за того, что там недостает смирения: Он развивает и религиозно-нравственную сторону Гоголя, причем придает этому иное эстетическое значение.

Гоголь сам устремлялся к проповеди, почти не создав героев-идеологов и проповедников только попытки этого мы видим во втором томе "Мертвых душ"самая же очевидная черта в главных романах Достоевского - это именно герои идейные, духовные борцы и страдальцы. Христианство, ставшее главной темой Гоголя, всегда питает творчество Достоевского — как трудно достижимый, вызывающий страшное напряжение духа, но безусловный идеал.

Романы Достоевского не всегда художественно совершенны, но их идейное напряжение словно не позволяет видеть ничего, кроме мучительных поисков веры, всегда на грани человеческих сил, на грани смерти, страшного преступления, крушения судеб, болезненных припадков. Эта стихия может увлечь читателя до состояния какого-то душевного исступления — поэтому так мало бесстрастности и просто самостоятельности у критиков, пишущих о Достоевском.

Эта стихия сродни и самой биографии писателя — с идейными метаниями и поисками веры, с уходом в круг революционеров, а затем — с постоянным разоблачением революционности, с годами каторги, с пережитым смертным приговором, с солдатской службой… Тяжкая болезнь, эпилепсия, негармоничные семейные отношения, страсть к азартной игре, многие таинственные стороны биографии — все это накладывает отпечаток на творчество писателя.

И во всем этом — в этой карамазовщине и бесовщине жизни — есть такая правда о человеке, даже именно общечеловеческое начало, что художник действительно становится подлинным гигантом русской литературы. Прежде, пожалуй, только у Лермонтова виделось такое постоянное напряжение, обращение к недугам и сквернам в героях своего времени… В Достоевском наша классика обратилась исключительно к выражению кризисных явлений русской судьбы, гармоничное состояние мира стало восприниматься только как недосягаемый в земной жизни идеал.

Это едва ли не проклятие земному миру, и только религиозное чувство и восприятие составляют позитивное содержание творчества Достоевского… В духе гоголевской проповеди, "Выбранных мест из переписки", звучит необычайно яркая публицистика Достоевского — ряд изданий "Дневника писателя", наполненного страстными переживаниями, глубокими мыслями и оценками современности.

Необычайно светлым духовным завещанием стала его "Речь о Пушкине", произнесенная при открытии памятника поэту в м году: Но пушкинская земная гармония уже не питает творчество, а только с еще большей силой напоминает о потерянном поэтическом рае… И Достоевский как никто иной стал предвестником крушения русской классики… Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин У натуральной школы, отпечаток которой можно увидеть у каждого крупного писателя, пришедшего в литературу к середине XIX века, было и такое значение: Конечно, к критическому началу близок прежде всего Некрасов, в меньшей степени Тургенев или Гончаров.

Особенно если под критикой подразумевать не собственно критическое суждение, а обличение. И, пожалуй, среди классиков только Щедрин отдал обличению общественных пороков весь свой литературный дар: В чем-то это обедняет его творчество, у него нет покойной эпичности в описаниях, нет энциклопедической широты, нет, собственно, полноты в картине бытия — образов Божественной природы, сосредоточенного созерцания, восторженного любования жизнью… Щедрин скорее односторонен, но в этой односторонности он создает невероятно глубокие обобщения, яркие образы.

Если русская классика энциклопедична, то Щедрин создал настоящую энциклопедию пороков, одно перечисление которых составило бы большой словарь: Беспощадность критического пера далеко не всегда встречала сочувствие: Щедрина легче невзлюбить и даже возненавидеть, чем полюбить и понять достаточно.

Ненависть Щедрина часто переходит в ненависть к Щедрину: Так казалось, что критика перешла в кровожадное, несправедливое очернение России. Пусть по сути это не справедливо, но обличитель едва ли может рассчитывать на доброе сочувствие к. Был и вечный упрек Щедрину в неискренности, ведь многие годы он отдал и государственной службе, занимал высокую должность в министерстве внутренних дел, губернаторские посты в Твери, Рязани — как это сочетать с обличением?.